Добро Пожаловать Международное Евразийское Движение
Поиск 
 
                             

16 июня, воскресенье Новости Регионы Евразийский Союз Молодёжи Евразия-ТВ Евразийское обозрение Арктогея  

Разделы
Евразийское Обозрени
СМИ о евразийстве
Новости
FAQ
Материалы
Выступления Дугина
Интервью Дугина
Статьи Дугина
Коммюнике
Хроника евразийства
Тексты
Пресс-конференции
Евразийский документ
Геополитика террора
Русский Собор
Евразийская классика
Регионы
Аналитика
Ислам
США против Ирака
Евразийская поэзия
Выборы и конфессии
Экономический Клуб
Интервью Коровина
Статьи Коровина
Выступления Коровина
Евразийство

· Программа
· Структура
· Устав
· Руководящие органы
· Банковские реквизиты
· Eurasian Movement (English)


·Евразийская теория в картах


Книга А.Г.Дугина "Проект "Евразия" - доктринальные материалы современного евразийства


Новая книга А.Г.Дугин "Евразийская миссия Нурсултана Назарбаева"

· Евразийский Взгляд >>
· Евразийский Путь >>
· Краткий курс >>
· Евразийская классика >>
· Евразийская поэзия >>
· Евразийское видео >>
· Евразийские представительства >>
· Евразийский Гимн (М.Шостакович) | mp3
· П.Савицкий
Идеолог Великой Евразии

(музыкально-философская программа в mp3, дл. 1 час)
Кратчайший курс
Цели «Евразийского Движения»:
- спасти Россию-Евразию как полноценный геополитический субъект
- предотвратить исчезновение России-Евразии с исторической сцены под давлением внутренних и внешних угроз

--
Тематические проекты
Иранский цейтнот [Против однополярной диктатуры США]
Приднестровский рубеж [Хроника сопротивления]
Турция на евразийском вираже [Ось Москва-Анкара]
Украинский разлом [Хроника распада]
Беларусь евразийская [Евразийство в Беларуси]
Русские евразий- цы в Казахстане [Евразийский союз]
Великая война континентов на Кавказе [Хроника конфликтов]
США против Ирака [и всего остального мира]
Исламская угроза или угроза Исламу? [Ислам]
РПЦ в пространстве Евразии [Русский Народный Собор]
Лидер международного Евразийского Движения
· Биография А.Г.Дугина >>
· Статьи >>
· Речи >>
· Интервью >>
· Книги >>
Наши координаты
Администрация Международного "Евразийского Движения"
Россия, 125375, Москва, Тверская улица, дом 7, подъезд 4, офис 605, (м. Охотный ряд)
Телефон:
+7(495) 926-68-11
Здесь же в штаб-квартире МЕД можно приобрести все книги Дугина, литературу по геополитике, традиционализму, евразийству, CD, DVD, VHS с передачами, фильмами, "Вехами" и всевозможную евразийскую атрибутику.
E-mail:
  • Админстрация международного "Евразийского Движения"
    Пресс-служба:
    +7(495) 926-68-11
  • Пресс-центр международного "Евразийского Движения"
  • А.Дугин (персонально)
  • Администратор сайта
    [схема проезда]
  • Заказ книг и дисков.
    По почте: 117216, а/я 9, Мелентьеву С.В.

    Информационная рассылка международного "Евразийского Движения"

  • Ссылки



    Евразийский союз молодёжи

    Русская вещь

    Евразия-ТВ
    Счётчики
    Rambler's Top100



    ..

    Пресс-центр
    · evrazia - lj-community
    · Пресс-конференции
    · Пресс-центр МЕД
    · Фотогалереи
    · Коммюнике
    · Аналитика
    · Форум
    Евразийский экономический клуб

    Стратегический альянс
    (VIII заседание ЕЭК)
    Симметричная сетевая стратегия
    (Сергей Кривошеев)
    Изоляционизм неизбежен
    (Алексей Жафяров)
    Экономический вектор терроризма
    (Ильдар Абдулазаде)

    Все материалы клуба

    Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru .!.
    Выступления Дугина | Первый канал | ''Всех собак'' надо повесить на радикальный исламизм | 12.04.2005 13 апр 2005, 01:14


    "Всех собак" надо повесить на радикальный исламизм

    Выступление Александра Дугина на экспертном заседании 1-го канала по теме "Терроризм"

    Раскройте любую газету, прослушайте любой выпуск новостей на любом телеканале, загляните на сайт любого информационного агентства – и вы обязательно найдёте там термин «Терроризм». И даже не один раз. О терроризме говорят и решают, что с ним делать, на разных уровнях (см., например, о недавнем событии - договоре Содружества независимых государств и Шанхайской организации сотрудничества о дальнейшем углублении взаимодействия в области борьбы с терроризмом). Надо ли говорить, что тема терроризма и борьбы с ним более чем актуальна для России. Понятно также и то, что борьба с терроризмом – это нечто большее, чем операции спецслужб и т. п. Бороться с терроризмом следует не только "силовыми методами".

    В первую очередь я бы отметил политический аспект терроризма. Мы наблюдали ряд ситуаций, связанных с терроризмом, которые легли в основу создания символической медийной конструкции, с которой мы невольно считаемся и будем её учитывать вплоть до выборов 2008 г. и далее, если не произойдёт ничего страшного. Подспудно в отношении развертывания каждого теракта по отдельности шла очень серьёзная политическая борьба за доступ к его интерпретации. Важен тот момент, что с начала первых терактов вокруг Путина сплотилась довольно большая политическая группа так называемых "национал-либералов" – они были субъектом пропутинской модели. Это политическая сила, к которой можно адресовать претензии, в случае, если кого-то не устраивает общий итог событий, и которую можно поддержать тем, кто облегчённо вздохнул, когда все это закончилось. Здесь обращает внимание смазанная, невнятная позиция коммунистов и, конечно, резкая атака со стороны антинационал-либералов, неожиданная, сконцентрированная.

    Это является фактом в пользу того, что перед нами чисто политическое сражение. То обстоятельство, что за этим образом виднеется фигура Бориса Березовского, который со всенарастающей активностью сейчас работает на две стороны: и с национал-нелибералами и антинационал-либералами. Возможно, этим и оправдывается слабость оппозиционной линии в лице коммунистов. Можно полагать, что национал-либералы более резко обозначили контуры своей позиции, став более внятным субъектом. Но есть эпизод политических претензий с обеих сторон, и если стороны антинационал-либералов и национал-антилебиралов сомкнутся через посредство Березовского, появляется угроза того, что ситуация сложится в критической диспозиции. При условии, когда каждый шаг в такой ситуации может быть истолкован против Путина, против власти, против национал-либералов. Если положение не придёт к status quo, позиция Путина и позиция власти, а также тех, кто ее поддерживает по идеологическим соображениям, потребует более резких ответов. Невыгодно истолкованные события скажутся на всей нашей жизни, повлияют на ход внутриполитических процессов и международную ситуацию.

    Всех собак надо повесить на радикальный исламизм

    Релевантные ссылки:

    Ужесточение мер по наказанию террористов - тезисы Александра Дугина для программы "Основной инстинкт" (Первый канал)

    "Пояс шахида" и наше поражение - Евгений Бахревский: "Незаменимая роль средств массовой информации в осуществлении террористических актов - давно обсуждаемая тема. С некоторых пор, в особенности после трагедии "Норд-Оста", СМИ стали "аккуратнее" освещать террор. Наверное, не обошлось без инструкций из соответствующих органов"

    Полный текст...
    Выступления Дугина | Пресс-конференция РИА ''Новости'' | После Киргизии: в геополитическом суверенитете России отказано | 09.04.2005 9 апр 2005, 00:19


    Аскар Акаев сложил полномочия, оранжевая революция в Киргизии состоялась окончательно

    Релевантные ссылки:

    События в Киргизии глазами политологов. По мнению Дугина, события в Киргизии наглядно продемонстрировали важнейший вектор в мировой политике, связанный с созданием однополярного геополитического пространства во главе с США.

    Кыргызстан: демонтаж Евразии. Александр Дугин: "Удар по Бишкеку – удар по нам"

    После Киргизии: в геополитическом суверенитете России отказано

    В РИА "Новости" состоялась встреча экспертов под заголовком "Геополитические последствия революции в Киргизии для России". Перед журналистами выступили директор "Института политических исследований" Сергей Марков и лидер Международного "Евразийского движения", директор "Центра геополитических экспертиз" Александр Дугин. Предложив инициативу проведения встречи, Апас Джумагулов, экс-премьер правительства Киргизии, не смог присутствовать, имея в виду непредвиденные обострения политической обстановки.

    Александр Дугин начал выступление с резюме: "Аскар Акаев сложил полномочия, оранжевая революция в Киргизии состоялась окончательно". СНГ был задуман как проект территориальной сепарации, и далее, поясняя в терминах православного мировоззрения, эксперт заявил, что постсоветское пространство – "каноническая территория России". Сначала эта договорённость была нарушена в Грузии, и это был адресованный Кремлю знак тревоги, что "Америка объявила России геополитический джихад". А то, что случилось в Киргизии – это и вовсе "удар кулаком в челюсть российской государственности". И Аскар Акаев единственный из политиков поступил верным образом, официально обвинив посла США в пособничестве свержению легитимной власти.

    Призывая не поддаваться иллюзиям, Дугин сказал, что геополитический провал в Киргизии, с её традиционной ориентацией на Москву, "это не просто крах СНГ, но и крах основ ЕврАзЭС. Следующий заход – на территорию Северного Кавказа и Поволжья. В геополитическом суверенитете России отказано".

    В геополитике как и в арифметике всё выстроено на фундаменте элементарных максим, и конец многополярного мира означает только одно – переход к однополярному миру, цель которого осуществить всё более широкий захват "береговых зон", с целью пресечь самостоятельные геополитические инициативы России в пределах её "канонической территории", куда как раз входят страны, где недавно прогремели взрывы "цветных" революций. США последовательны в своей стратегии, продолжил эксперт, – "в истории XX в. рушились все европейские режимы один за другим, а Америка спокойно шла к своей цели".

    Полный текст...
    Выступления Дугина | Журнал ''Главная тема'' | Мы интеллектуальную революцию сделаем за три месяца (II) | 08.04.2005 8 апр 2005, 01:26


    Мы интеллектуальную революцию сделаем за три месяца

    Круглый стол от 18 февраля

    Опубликовано в журнале "Главная тема"

    Часть II. Часть I – здесь.

    Леонтьев: Я бы хотел вернуться вот к чему. Рифат тоже говорит об этом. Вот цитата - «власть должна объяснить своим гражданам, всему миру, зачем существует великая страна Россия, если она этого не делает, недопустимость расчленения страны остается лишь на уровне общественного чувства» - это то, о чем ты говоришь. Но все-таки основной пафос Рифата, если смотреть по выводам, - это оживление общественной жизни. У тебя же (Сергейцев), насколько я понимаю, главной, корневой проблемой является как раз постановка цели. То есть наличие субъекта, обладающего интересами, задачами, целями, в том смысле, о котором мы говорили, которые равновелики целям организаторов, а лучше превышают их, перевешивают.

    Сергейцев: Этого, наверное, недостаточно, но без этого мы точно не сможем обойтись. Так и произошло. Они видимость создавали, что цели есть.

    Кургинян: Все-таки мы обсуждаем Украину, и уже через нее там премодерн, постмодерн и так далее. И мне всегда кажется, что огромный недостаток этих обсуждений - это то, что они осуществляются все время не в логике проигравшего. Вот все, что говорится, если оторваться от текста, оно существует не в логике проигравшего, когда люди собираются и говорят - мы проиграли, мы проиграли гадко, со страшными последствиями, а теперь продолжаем проигрывать. Вот это логика проигравшего. А мы сейчас начинаем сдавать всех тех, кто, так сказать, за нас голову клал. Это самая подлая черта России, я не знаю, что такое постмодернизм, но что такое подлость, я знаю.

    Леонтьев: Ну, вообще, я готов возразить. Я не понимаю, как мы проиграли…

    Кургинян: Сейчас объясню как. Ровно с того момента, как заявляется, что эти группы равноценные, что на самом деле нам все равно и так далее и тому подобное, все те, кто шли до конца, начинают испытывают весь этот комплекс чувств…

    Леонтьев: Кем это было заявлено?

    Кургинян: Много кем. Начиная с посла Черномырдина, который официальный представитель наш на Украине. И кончая всем поведением высшей политической власти. Всё это в значительной степени осуществляется в этой семантике.

    Главная тема Пост-модерн: по настоящему властвует тот, кто всегда за кадром, но кто определяет механизмы и операционные системы коммуникаций

    Релевантные ссылки:

    Украинский разлом - Спецпроект портала "Евразия"

    Эволюция социальных идентичностей при переходе к парадигме постмодерна - выступление Александра Дугина на Мировом Общественном Форуме "Диалог Цивилизаций"

    Полный текст...
    Выступления Дугина | Журнал ''Главная тема'' | Мы интеллектуальную революцию сделаем за три месяца (I) | 08.04.2005 8 апр 2005, 01:23


    Мы интеллектуальную революцию сделаем за три месяца

    Круглый стол от 18 февраля

    Опубликовано в журнале "Главная тема"

    Часть I. Часть II.

    Шайхутдинов: Очень важно, что в России началось обсуждение проблематики власти и политики (и наш стол это демонстрирует). Сама эта тематика долгое время оказывалась, особенно в отношении власти, такой сакрализованной тайной, и та полемика, которая сейчас разворачивается в обществе, она, на мой взгляд, связана не только с кризисом власти, как это принято считать, а прежде всего с некоторой мировой тенденцией интеллектуального освоения и осмысления власти.

    Второй момент. Из опыта Украины, Грузии можно базисно вывести несколько постулатов. Первое: власть нельзя сводить к государственной власти. Собственно, она никогда и не сводилась, но почему-то в последнее время в России власть сводят к государственной власти. Всегда это делилось. Сначала была церковь и государство. Потом соответственно разделение власти по Монтескье и так далее. Укрепление государственной власти, как показывает опыт Украины, не всегда укрепляет собственно саму власть. В принципе, в Украине все губернаторы были назначаемы, тем не менее это не дало возможности противостоять революционерам - большинство губернаторов просто перешло на сторону оранжевой революции. Еще Гегель разделял власть и государственную власть. Он говорил, что государственная власть относится к сфере разума, а сама власть к ней не относится.

    Следующий момент. Опыт всех революций показывает также, что не считаться с обществом, с общественной жизнью нельзя. Так же как не считаться с чаяниями, сознанием и ожиданиями народа нельзя и народ должен жить идеями своей страны, а не чужой. И отсутствие идеологической работы с населением, замена этого административной работой и договоренностями с бизнесом приводит к тому, что население захватывают чуждые стране идеи. В результате оказывается, что украинцы действительно хотят в Европу и так далее.

    Собственно, вопрос о политическом устройстве относится к теме более широкой, чем наше сегодняшнее обсуждение и требует достаточно развернутой дискуссии и, как минимум, ответа на вопрос: а возможна ли политика в России вообще? Политика вне бюрократической системы, политика как общественное проявление и партийная жизнь? Сам по себе вопрос не тривиальный и требующий обсуждения.

    Главная тема Пост-модерн: по настоящему властвует тот, кто всегда за кадром, но кто определяет механизмы и операционные системы коммуникаций

    Релевантные ссылки:

    Украинский разлом - Спецпроект портала "Евразия"

    Эволюция социальных идентичностей при переходе к парадигме постмодерна - выступление Александра Дугина на Мировом Общественном Форуме "Диалог Цивилизаций"

    Полный текст...
    Выступления Дугина | Отказ Аскара Акаева от престола | …На это невозможно закрывать глаза | 05.04.2005 5 апр 2005, 19:06


    События в Киргизии глазами политологов

    Опубликовано на сайте "Правая.ru"

    Сегодня состоялась пресс-конференция двух ведущих российских политологов, в которой приняла участие "Правая.ru"

    Сегодня в стенах РИА «Новости» состоялась пресс-конференция двух ведущих российских политологов: директора Института политических исследований Сергея Маркова и лидера Международного Евразийского движения Александра Дугина. Данное мероприятие состоялось по инициативе киргизского экс-премьера Курманбека Бакиева (который в связи с опасной политической ситуацией не принял в нём участие), и было посвящено возможным последствиям революции в Киргизии для России.

    Основной тон пресс-конференции задал А. Г. Дугин, с присущей ему откровенностью изложивший собственное видение проблемы. По мнению Дугина, события в Киргизии наглядно продемонстрировали важнейший вектор в мировой политике, связанный с созданием однополярного геополитического пространства во главе с США. Тем самым, Америкой была окончательно нарушена негласная договорённость о «канонической территории» России в рамках постсоветского пространства. По словам политолога, то, что произошло в Киргизии, стало "фундаментальнейшим ударом в челюсть русской государственности", объявлением геополитического "крестового похода" против России. По сути, состоялся крах ЕврАзЭс как интеграционного блока, что наглядно продемонстрировал в своём ежегодном послании казахский президент Назарбаев, впервые уделивший России абсолютный минимум внимания (воронинский вариант "оранжевой эволюции"). В итоге, вне "оранжевых событий" остался лишь "отверженный прогрессивным человечеством" Лукашенко. Более того, даже территория РФ отныне перестаёт быть общепризнанной "канонической территорией" российской власти.

    Православно-аналитический сайт Правая.ru …На это невозможно закрывать глаза

    Релевантные ссылки:

    Кыргызстан: демонтаж Евразии. Александр Дугин: "Удар по Бишкеку – удар по нам"

    Александр Дугин: "У нашей страны должна быть абсолютно своя собственная евразийская интеграционная континентальная программа действий в ближнем зарубежье"

    Полный текст...
    Выступления Дугина | Лекция в РАГС | Правовой плюрализм как евразийское понимание о праве (II) | 04.03.2005 4 мар 2005, 20:44


    Нам надо дать право голоса, хотя бы в качестве экстравагантного меньшинства, которое думает не как все

    Релевантные ссылки:

    Права народов и права человека

    Что такое современная российская государственность?

    Философские и геополитические основы евразийской интеграции

    Александр Дугин

    Правовой плюрализм как евразийское понимание о праве

    Скачать в mp3 [6,41 Мб].

    Окончание. Начало здесь

    Естественно, исходя из рассмотренного философского подхода, русское право рассматривалась евразийцами как автономная система, основанная на том историческом, ценностном, религиозном и философском контексте, в рамках которого проходила русская история, и которая должна быть рассмотрена как самостоятельная инстанция. Русское право – это проекция русской истории, проекция русской системы ценностей. Но тут же возникает вопрос: откуда русские получили свою систему? Можно говорить о влиянии византийского права, но византийское право – это римское право, адаптированное к христианской цивилизации, с определенными фундаментальными коррекциями, которые на протяжении тысячелетий развивались в византийской ситуации. Успенский написал историю Византийской империи, и он обращает внимание, что в ней было очень много правовых элементов, специфических именно для её ситуации. Например, земельное право, которое до последнего момента препятствовало развитию феодализма. Были императоры, которые запрещали приватизацию земель или ограничивали её, защищали права бедных и средних землевладельцев перед лицом потенциальных феодалов. Тем самым, говорит Успенский, развитие феодализма в Восточной Европе и в пространстве Византийской империи было заторможено на 500 лет. Т. о., византийское право или, точнее, его элементы, к нам пришло вместе с православием в виде очень специфической христианизированной византивизированной версии римского права.

    На это право накладывается архаическое русское право, или Русская правда Ярослава Мудрого, где есть элементы довизантийские, общинные, национальные, очень похожие на германские, т. е. специфические правовые установки, в которых община выступает субъектом хозяйственной деятельности и правовых взаимоотношений. Это то, что во второй половине XIX века народники пытались возродить и предложить в качестве социалистического устройства, элементы этой традиции мы находим и в наших колхозах, уже в догматизированном марксизмом советском аспекте.

    Т. о., понятие русского права существует. Но после романо-германского ига, после реформ Петра Первого оно было юридически, как говорили евразийцы, сильно потеснено. Эта традиция русского права подлежит реконструкции, и, по крайней мере, теоретически этим занимался и Алексеев. Он пытался выстроить некие основные парадигмальные аспекты русского права, при этом он обратил внимание на очень важный момент, являющийся характерным и имплицитным для этой автономной правовой системы, которую он предлагает рассматривать не как несовершенное римское или европейское право, но как самостоятельную модель (соответственно, с иными этическими оценками), – он обратил внимание на баланс прав и обязанностей в русском обществе, особенно в Московском царстве и раньше, в предшествующих эпохах. В итоге он приходит к конкретной иллюстрации, что такое автономная модель – это баланс между правами и обязанностями.

    Римское право, развитое в европейском ключе, делает знак приоритета, ставит акцент на правах. Собственно говоря, в этом заключена рациональная либеральная подоплека ценностно-философского подхода к праву, т. е. не самого права, т. к. право – это уже следующий этап, а именно подхода к нему. В соответствии с этим приоритетом свобода индивидуума является высшей ценностью. Свобода рассудочного индивидуума – вот с чем оперирует европейское право, и вот к чему оно стремится.

    Оказывается, что в русском праве свобода индивидуума и его права имели второстепенную, если не сказать довольно малую роль. В основном право было связано с обязанностями. Т. е. вначале человек должен был что-то делать, а потом он имел на что-то право. Этот принцип аскетического, спартанского опыта общества является достаточно глубинным элементом нашей национальной истории и психологии. Более того, он воспринимается русскими людьми на протяжении всей русской истории как нечто само собой разумеющееся. Это естественно: вначале ты кому-то что-то должен, потому что ты сам не являешься самим собой, а являешься продуктом и частью общества, коллектива, общины, государства, церкви. В конечном итоге, ты создан. И эта идея, что человек не самопроизведён, а создан – создан Богом, семьёй, языком, страной, культурой, церковью, поэтому он в первую очередь должен отдать долги за факт своего существования – полностью отсутствует в западноевропейском правовом сознании.

    Алексеев говорит, что это несколько карикатурно, но в трудах Ивана Пересветова, который спроецировал османские правовые принципы на царство Ивана Грозного и на концепции тяглового государства, всё это было сформулировано. К этому можно относиться по-разному, но, тем не менее, это глубоко соответствует исторической реальности развития российского, русского общества как автономной реальности: вначале – обязанности, потом – права. Это не значит, что прав нет. Они существуют, но ценностный аспект ставится не на них. Конечно, гуманисту и интеллигенту Алексееву было сложно согласиться с этим, поэтому он и ввёл термин «правообязанность», чтобы немножко сбалансировать и утишить либеральную русскую интеллигенцию. Без этого его, наверное, не поняли бы.

    Другим фундаментальным аспектом в процессе становления русского права являются теологические компоненты. Это принципиальный вопрос. Причём, теологические компоненты, которые уходят корнями в споры VIII-IX веков между Восточной и Западной Римской империей и между Восточным и Западным христианством. То, что мы знаем как модель папацезаризма и цезарепапизма – это две противоположные модели: византийское право и, следовательно, русское, было цезарепапистским, а западноевропейское до какого-то момента было папацезаристским. Нечто русское и православное прослеживается у гибеллинов, которые пытались установить цезарепапистскую модель в самой Западной Европе, но они потерпели поражение. В этом контексте Россия – гибеллинская страна, поскольку наша цезарепапистская модель, т. е. представление о специальной катоконической функции царя, играла роль во всём теолого-социально-политическом и правовом устройстве. Для нас фигура царя была принципиально иной, нежели фигура князя, деспота или вождя. Это совершенно особая категория, которая связана с византийской антологией, с православными циклами, с циклологией, с катологией – это то, что называется русским почитанием царя. Отсюда функция царя в русской правовой системе была совершенно особой, она имела высший сотериологический смысл, который ставил царя фактически над всеми правовыми структурами. Царь был истоком права.

    Но один из главных теоретиков абсолютизации царской власти святой Иосиф Волоцкий тоже говорил, что царь, в конечном итоге, является «самой высшей инстанцией», и что все должны подчиняться ему – как представителю высшей сверхчеловеческой силы. И он же говорит, что в некоторых случаях регицид возможен, т. е. царя можно убить. Это совершенно не укладывается в европейском понимании: как можно убить представителя сакральной власти? Оказывается, что можно – в том случае, если он отступает от фундаментально-религиозно-клесиологических норм: если он перестает выполнять функцию катехона, он подлежит регициду. Это тоже не имеющий ничего общего с европейским абсолютизмом элемент аправового русского сознания, где имеет место поклонение не индивидууму, но персонификации.

    Речь идет не о деспотизме и не о абсолютизме, речь идет о катоханической функции тяглового государства, когда царь выполняет тягловые функции, т. е. на нём лежит забота, он тянет всю Россию: каждый несёт свой крест, каждый переносит свои сложности, каждый подвергается каким-то лишениям, но все это царь тянет на себе. Для того, чтобы понять, как он это делает, необходимо понять антропологию, антологию царской власти в правовой византийской и московской моделях.

    Только что нарисованная картина не характерна, например, для Киевского периода русской истории. Киевский период представлял собой обычную княжескую власть, и никакой сакрализации суверенных государей там не было, именно поэтому они постоянно воевали между собой. Это связано с падением Константинополя и перемещением так называемой траснлакции империи. Теологический элемент транслакции империи был перенесён на Русь – так и возникла идея Третьего Рима. Она была оформлена в начале XVI века, но, по сути, как только в середине XV века Византия пала, Россия, сохранив политическую независимость, переняла эти катохонические функции. Без понимания этого глубинного теологического элемента нельзя понять правовую систему ни XV века, ни XVI века, а также ни коронацию, ни возрождение патриаршества, которое тоже было элементом правовой системы русского устройства.

    Богословская, историческая, этническая и другие формы правовых систем в России могут быть восприняты и должны быть восприняты в евразийской перспективе как некий самостоятельный объект исследования. Не как, скажем, эволюция и прогресс этого права, а без акцента превращения во времени.

    Плюс еще один важный элемент – это разделение права и правды. Правовая модель европейского типа со второй половины XVII века начинает постепенно завоевывать права в русском обществе. Здесь следует отметить, что правовое самосознание XVIII и XIX веков находится в очень странном сочетании – по сути дела, XVIII век был более либеральным и правовым, чем XIX век. В России время, можно сказать, течёт не всегда в одном направлении. В частности, XVIII век – это светский век, когда в России фактически была настоящая диктатура западных ценностей. А XIX век – это откат к народности, это возврат ко многим традициям, в том числе и к правовым, которые предшествовали XVIII веку, это эпоха славянофилов и народников. Т. о. правовые и исторические стадии развития общества в евразийской перспективе или в гумилёвской перспективе являются циклическими.

    По мере того, как в Российском обществе стала доминировать западноевропейское правовое самосознание, всё больше и больше выходила на поверхность модель правды как антитезы права. В любом обществе существует понятие о нравственном и понятие о юридическом: нравственное всегда шире, чем юридическое, и никогда не может быть полностью покрыто юридической сетью. Между рационализацией нравственного принципа и, собственно говоря, внутренней этической жизнью народа или общества существует зазор, необходимый зазор. В некоторых случаях этот зазор отсутствует, например, в тягловом государстве, когда, по сути, государство сакрализируется и становится сатериологическим элементом. А в других случаях он расходится ещё больше.

    Мы никогда не поймём ни поведение русского народа, ни фактор преступности, ни нашу собственную психологию, которая к праву относится достаточно скептически, если не учтём эту диалектику между понятием правды, как нравственного закона, и права, как юридического закона. Право может меняться в соответствии со своей логикой, а нравственный закон обычно более постоянен и не так быстро подвержен эволюции – по крайней мере, мало рационализируем.

    Из этого возникает ещё один момент, на который евразийцы предлагали обратить внимание. Нравственная сфера правды и стремление к государству правды, стремление подчинить правде право – это одна из специфик истории становления русского правосознания. И, с другой стороны, мы имеем другое стремление. Например, идея диктатуры закона, идея правового государства, которое стремится подчинить правду праву, чтобы правда была как произвольная вещь, не фиксированная. Такое нравственное правовое сознание в некоторых аспектах нашей истории и в некоторых аспектах социальной психологии, безусловно, пребывает в конфликте, на что и предложили обратить внимание евразийцы. Они предложили сделать нравственную сферу, или этическую составляющую социально-политического поведения, вывести его из подразумевания, придать этому прозрачный, эксплицитный характер, а потом уже посмотреть, как оно сочетается с правовыми элементами в том или ином случае.

    Это открывает совершенно колоссальные возможности для авангардных исследований социальной философии. Здесь следовало бы обратить внимание на другой очень интересный аспект евразийского представления о праве – это концепция «Ernstfall». Обычно правовое, номократическое сознание предполагает, что возможна ситуация, когда право не действует – это момент революции, переворота, войны, чрезвычайных обстоятельств, природных бедствий или случай помешательства президента. В каких-то ситуациях в истории, безусловно, возникают неправовые ситуации. Номократия стремится, во-первых, минимализировать эти неправовые ситуации, во-вторых, создать предпосылки их недопущения, т. е. описать неправовые ситуации, расширяя, как бы, сферу номократического контроля над полнотой истории. Высшей формой утопии такой абсолютизации номократии является концепция Френсиса Фукуямы, когда, по сути дела, создается абсолютно либеральное, рациональное, полностью правовое мировое государство, в котором ничего не происходит. История заканчивается, потому что всё просчитано и люди становятся предсказуемыми механизмами.

    Карл Шмидт предложил рассмотреть правовую модель с обратной стороны. Он выдвинул концепцию «Ernstfall», т. е. теорию чрезвычайных обстоятельств. Смысл этой теории состоит в следующем: на самом деле истоки права являются не правовыми, и более того, правовая модель является таким апостериорным развитием некоего неправового, волевого, волюнтаристского решения. Или вторая теория – теория политического решения. Т. е. какой-то человек, который по тем или иным обстоятельствам обладает признаком суверенности – это, вообще говоря, может быть не только индивидуум, но и народ, государство, пророк, церковные реформаторы, – этот суверен принимает решения, не укладывающиеся ни в какую правовую систему. И по Шмидту вся история оказывается состоящей именно из таких точек, совершенно неправовых по своей сути, которые потом описываются с точки зрения правовых систем, направленных, по сути дела, на то, чтобы фундаментализировать, рационализировать и аргументировать это решение.

    С точки зрения номократии, эта ситуация чрезвычайных обстоятельств, т. е. неправовое действие суверена, является аномалией, сбоем системы, «черной дырой». Шмидт предлагает отнестись к чрезвычайным ситуациям и к решениям, принимаемым в этой ситуации, творчески. Т. е. он предлагает антологизировать неправовую ситуацию, призывает осмыслить её содержательное значение. Ведь суверен, который делает неправовой поступок, народ или класс, который осуществляет революцию, – все они чем-то руководствуются, у них есть какая-то другая система ценностей, которая просто не укладывается в имеющуюся на данный момент правовую систему. И более того, с точки зрения Шмидта суверен, принимающий неправовое решение, как правило, опирается на те философские и онтологические истоки, из которых проистекает право. Т. е. он советуется или соотносит своё решение с глубинными историческими трендами, с жизнью мира, с ритмом истории, которые даются ему напрямую, а не опосредованно. Только потом это решение начинает воплощаться в опосредованную правовую систему.

    Естественно, при таком подходе право фундаментально релитивизируется. Ни священной конституции, ни священных прав, ни даже частной собственности не существует при таком подходе, существует только игра исторических сил. Общество, люди, суверены, политические системы, классы, государства, цивилизации становятся живыми организмами, которые живут по своей внутренней логике, периодически фиксируя или застывая в правовой системе, а потом её взламывая. Всегда возникает какая-то правовая ситуация: как только заканчивается жизнь, начинается правда, как только заканчивается правда, начинается юридическое обоснование и т. д.

    Суммируя эти вектора евразийского отношения к правовой системе, мы можем получить три важных результата:

    1. Открывается возможность совершенно нового подхода к правовому исследованию. Это компаративное право, которое при отказе от признания западноевропейской современной римской модели за универсальный критерий может развиваться самым неожиданным образом. Мы увидим значительное количество правовых систем, о существовании которых мы и не подозревали, и мы сможем наметить в них автономную эволюцию. Т. е. дело Гумилёва, применённое к этнической истории народов Евразии, можно провести на правовом пространстве с не менее ослепительным успехом.
    2. Евразийский принцип правового плюрализма позволяет реконструировать историю русского национального права с учётом всех качественных онтологических факторов. Т. о., мы стоим перед задачей реконструировать систему русского права, исходя из индуктивных, национальных критериев. Изучение русского права в новой системе координат, отличной от системы координат римского права, даст совершенно иной результат. Т. е., идея правового плюрализма открывает колоссальные перспективы к индуктивному, национальному, специфическому изучению правовой модели.
    3. Все эти вектора, все эти тезисы не являются просто ретроспекцией или неким осмыслением того, что было раньше. Поскольку Россия живет в переходный период, совершенно неочевидно, что мы делали вчера, позавчера, что мы делаем сегодня, и что мы будем делать завтра или послезавтра. Никакого стратегического идеологического консенсуса в Российском обществе, относительно того, как жить дальше и что делать дальше, нет. Евразийский потенциал правового самосознания в будущем может фундаментально, революционным образом изменить историю становления русского права, нашего национального права, и вообще нашего участия в мировой цивилизации. Т. е. эти исследования, общее развитие плюрализма и изучение наших национальных корней правосознания, выстраивание нашей плюральной и гибкой модели, является еще и проективным конструктивным элементом. Мы можем не просто изучать старое, но и предлагать новое.

    Стоит затронуть ещё одну тему – как известно, в рамках РФ, в рамках СНГ живут разные народы. И если подойти к делу с плюральной позиции правовой системы, то можно понять, например, чеченский фактор, потому что правовое сознание у чеченцев иное, чем у русских, чем у европейцев. Или, скажем, цыганское правовое сознание. Это уже совершенно радикальная тема, некоторые политики даже говорят, что многое могут понять, но только не цыган. Есть ещё своеобразное криминальное право, которое тоже имеет свою автономную логику. И этнические, конфессионально-общинные права, которые в значительной степени обладают автономией относительно других прав. Как только мы будем практиковать правовой плюрализм, мы поймем, что есть система логики, которая предопределяет действие самых разнообразных коллективов.

    Т. о., правовой плюрализм и есть евразийское понимание о праве. Это не какая-то доктрина, которую можно всем навязать, это приглашение к творческому сотрудничеству в заданном векторе. Более того, она совершенно не опасна по отношению к западникам. Западники могут совершенно спокойно продолжать делать всё, что они делают, потому что их тотальное преобладание обеспечено. Речь идёт о том, что мы, евразийцы, не смотря на то, что выступаем от большинства человечества, являемся меньшинством. И нам надо дать право голоса, хотя бы в качестве экстравагантного меньшинства, которое думает не как все.

    Подготовлено на основе выступления в Российской Академии Государственной Службы.

    Полный текст...
    Выступления Дугина | Лекция в РАГС | Правовой плюрализм как евразийское понимание о праве (I) | 04.03.2005 4 мар 2005, 20:41


    Нам надо дать право голоса, хотя бы в качестве экстравагантного меньшинства, которое думает не как все

    Релевантные ссылки:

    Права народов и права человека

    Что такое современная российская государственность?

    Философские и геополитические основы евразийской интеграции

    Александр Дугин

    Правовой плюрализм как евразийское понимание о праве

    Скачать в mp3 [6,41 Мб].

    Начало. Окончание здесь

    Термин Евразийство, как и многие другие термины, с одной стороны часто используется применительно к самым разным явлениям, подчас никакого отношения к сути дела не имеющим, с другой стороны, мало кто знает его реальное содержание. Это неудивительно, потому что всю свою историю Евразийство было маргинальным явлением, которое почти не изучалось в советское время, совершенно не изучалось в западной практике, оно считалось побочным, тупиковым, абортивным течением русской иммигрантской мысли.

    Историческое евразийство, связанное с русской иммиграцией – это первый сегмент, который следует выделить в общей картине Евразийства. В среде первых евразийцев оно не получило полного и окончательного догматического оформления, тогда эта была только становящаяся идеология, которая не сложилась до конца. Второй сегмент – это наследие Льва Николаевича Гумилева, который совершенно непонятно, без учёта предшествующего евразийского контекста, в компактифицированном виде, имплицитно излагал Евразийскую идеологию в советских условиях. Его высказывания совершенно непонятны в том контексте, который он сам эксплицитно и ясно не обозначает. Скорее, его евразийство было некой формой идеологии в рамках одного человека, одного исторического исследования, хотя, если правильно подходить к интеллектуальному оперированию наследием Гумилева, то всё Евразийство, все основные идеологические принципы Евразийства, не проговариваемые, но подразумеваемые им, вытекают из его идеологии.

    Третий сегмент Евразийства – это Неоевразийство, это, если сформулировать в гумилёвских терминах, система вскрытия, возврат к идеологии в конце второй половины 80-х годов. Формы возрождения Неоевразийства были разными, сначала это были различные партийные формации, которые оказались не жизнеспособными и от которых пришлось отказаться, сейчас действует недавно учрежденное Международное Евразийское Движение. На Неоевразийском этапе Евразийство представляет собой не просто исторический и историко-географический интерес к первому евразийству, не просто актуализацию и новое прочтение Гумилева, но реконструкцию постройки изначального Евразийства с актуальными поправками, доводящими эту постройку до полноценного наброска, зародыша новой актуальной идеологии, которая, как и любая другая идеология, стремится ответить абсолютно на все вопросы. Идеология отличается от научной дисциплины тем, что она, пусть даже и приблизительно, может ответить на все принципиальные вопросы – и все признаки идеологии, черновика, наброска идеологии у первых евразийцев были. Добавив к этому имплицитное развитие Гумилева, можно получить некую картину, где прописаны с разной степенью точности, чёткости лишь отдельные фрагменты. Это можно представить себе в виде полотна, на одном участке которого нанесён лишь один штрих, а где-то уже полностью выделены детали.

    Полный текст...
    Выступления Дугина | Круглый стол в ''Литературной газете'' | Какого цвета революция ожидает Россию? Часть II | 02.03.2005 2 мар 2005, 16:28


    Полный текст...
    Выступления Дугина | Круглый стол в ''Литературной газете'' | Какого цвета революция ожидает Россию? Часть I | 02.03.2005 2 мар 2005, 16:23


    Какого цвета революция ожидает Россию?

    Круглый стол в "Литературной газете". Часть I [Часть II]

    3 февраля «Литературной газетой» совместно с Институтом стратегических оценок и анализа был организован и проведён круглый стол. В нём приняли участие: Александр Ципко, обозреватель «ЛГ»; Сергей Кургинян, президент международного общественного фонда «Экспериментальный творческий центр»; Иосиф Дискин, сопредседатель Совета по национальной стратегии, доктор экономических наук; Михаил Малютин, руководитель проекта Научно-благотворительного фонда Экспертного института РСПП; Шамиль Султанов, депутат Государственной Думы РФ, политолог; Михаил Делягин, председатель президиума – научный руководитель Института проблем глобализации; Вагиф Гусейнов, директор Института стратегических оценок и анализа; Александр Дугин, лидер Международного евразийского движения; Валерий Соловей, эксперт Горбачёв-фонда; Леонтий Бызов, социолог, руководитель Аналитического отдела ВЦИОМ. Целью круглого стола стало обсуждение возможных сценариев развития политической ситуации в России в ближайшие годы. Узловая проблема – механизм и условия смены власти в переломном 2008 году или ещё раньше. Главный вопрос: будут ли задействованы для смены власти обнажившиеся в начале января глубинные пласты социального недовольства, или всё будет происходить в условиях консенсуса элит?

    А. Ципко: Причины ясны: ситуация в России, угрозы и риски для Путина и его команды. Михаил Малютин в своем докладе хорошо описал: такого в жизни еще не было, чтобы воевать одновременно и с бедными и с богатыми, и с красными и с правыми, и при этом сохранять высокий рейтинг. Действительно, ситуация парадоксальная. Конечно, никакой оранжевой революции в России быть не может. На Украине была революция национального реванша, это формирование украинской политической нации впервые за многие годы. Конечно, громадную роль там сыграла борьба с коррупцией, желание сменить лидера, желание, чтобы лидер был больше похож на Путина. Я сейчас озвучиваю то, что мне рассказывали украинцы, объясняя, почему они голосовали за Ющенко. Но главное другое: идея реванша, идея показать Москве, что «мы сами с усами», двигала, как ни странно, не только интеллигенцией, но и значительной частью околокрестьянского населения Украины. Это, кстати, было у многих на каком-то подсознании. Это невозможно в России, потому что, во-первых, нет сформировавшейся русской политической нации, а российской – тем более. Нет лидера и, самое главное, если бы даже что-то подобное произошло, то не было бы главного орудия – внешней поддержки. В конце концов, можно сказать, что наш октябрь 93-го года был моментом, когда изнутри шла идея реванша, но только не против России, а против США, и, прежде всего, это было вызвано внешней политикой Козырева. Но в данном случае главный игрок был крайне не заинтересован, поэтому такого типа события не могут произойти, и это исключено.

    Литературная газета Какого цвета революция ожидает Россию?

    Релевантные ссылки:

    Болевые точки русского национального самосознания

    Социальное государство, которого нет

    Полный текст...
    Выступления Дугина | Телеканал ТВЦ | «…Мы проиграли Украину не столько Европе, сколько Америке» | 02.02.2005 2 фев 2005, 00:22


    «…Мы проиграли Украину не столько Европе, сколько Америке»

    Александр Дугин на телеканале ТВЦ
    Программа «Завтра, послезавтра и все дни недели» от 30 января 2005 года
    Сюжет: На предстоящей неделе Верховная рада Украины рассмотрит кандидатуру Юлии Тимошенко на пост премьер-министра. Сама претендентка все последние дни проводила в активных консультациях и высказывала уверенность в победе. «Опыт в политике даёт мне право не голосовать за Тимошенко, я не воспринимаю её методов управления. Юлия Владимировна по жизни шантажист», – так говорит Роман Бессмертный, один из ближайших сподвижников Виктора Ющенко. Возможно, его точку зрения разделяют многие, но бунт на корабле ожидать не стоит. С первой леди «оранжевой революции» рада зря не станет ссориться – кандидатуру Тимошенко утвердят наверняка. Вместе с тем, как известно, в августе 2001 года Российская военная прокуратура возбудила в отношении Юлии Тимошенко уголовное дело по статье «Взятка». Тимошенко предположительно дала деньги крупным чиновникам Министерства обороны для заключения контракта на поставку в нашу страну стройматериалов по завышенным ценам. В сентябре прошлого года суд России выдал санкцию на её арест. А в минувшую среду Генеральный прокурор Устинов заявил, что дело против госпожи Тимошенко будет расследоваться и дальше, как это предусмотрено законом.

    И всё же на выдвижение Тимошенко Москва отреагировала спокойно. Скорее всего, между лидерами двух стран было достигнуто определённое соглашение. Возможно, Юлию Владимировну попросят воздержаться от визитов в Россию, а её уголовное дело перейдёт в разряд вялотекущих. Но так ли уж весома фигура Тимошенко на политических весах? За 14 лет украинской независимости в стране сменилось десять премьер-министров. Вряд ли и Юлия Владимировна станет долгожителем. Украина, как и Россия, по-прежнему напоминает странную картину привитых к социалистическому пеньку ростков дикого капитализма. Между тем, претензии Украины на вступление в Евросоюз требуют проведения серьёзных реформ. Ошибки здесь неизбежны, сопротивление гарантировано, особенно на Востоке. Может быть, Ющенко сознательно бросает свою соратницу в прорыв, чтобы дать ей возможность сгореть на российских завалах?

    Александр Дугин: На самом деле это действительно может быть ходом Ющенко, рассчитанным на то, чтобы обезопасить себя. Тимошенко – оптимальная фигура для того, чтобы действовать в условиях кризиса. В кризисных ситуациях, в форс-мажорных обстоятельствах, в революционной обстановке она будет принимать те решения, которые будут совершенно непопулярны, она будет продвигать их и настаивать на их выполнении.

    Александр Дугин на телеканале ТВЦ

    Релевантные ссылки:

    Развал России начат на Украине

    Украина после выборов: вероятные угрозы

    Полный текст...
    Телепартия

    Александр Дугин: Постфилософия - новая книга Апокалипсиса, Russia.ru


    Валерий Коровин: Время Саакашвили уходит, Georgia Times


    Кризис - это конец кое-кому. Мнение Александра Дугина, russia.ru


    Как нам обустроить Кавказ. Валерий Коровин в эфире программы "Дело принципа", ТВЦ


    Спасти Запад от Востока. Александр Дугин в эфире Russia.Ru


    Коровин: Собачья преданность не спасет Саакашвили. GeorgiaTimes.TV


    Главной ценностью является русский народ. Александр Дугин в прямом эфире "Вести-Дон"


    Гозман vs.Коровин: США проигрывают России в информационной войне. РСН


    Александр Дугин: Русский проект для Грузии. Russia.Ru


    4 ноября: Правый марш на Чистых прудах. Канал "Россия 24"

    Полный видеоархив

    Реальная страна: региональное евразийское агентство
    Блокада - мантра войны
    (Приднестровье)
    Янтарная комната
    (Санкт-Петербург)
    Юг России как полигон для терроризма
    (Кабардино-Балкария)
    Символика Российской Федерации
    (Россия)
    Кому-то выгодно раскачать Кавказ
    (Кабардино-Балкария)
    Народы Севера
    (Хабаровский край)
    Приднестровский стяг Великой Евразии
    (Приднестровье)
    Суздаль
    (Владимирская область)
    Возвращенная память
    (Бурятия)
    Балалайка
    (Россия)
    ...рекламное

    Referer: videos tags best


    Виды цветного металлопроката
    Воздушные завесы
    Топас 5