Добро Пожаловать Международное Евразийское Движение
Поиск 
 
                             

20 июля, пятница Новости Регионы Евразийский Союз Молодёжи Евразия-ТВ Евразийское обозрение Арктогея  

Разделы
Евразийское Обозрени
СМИ о евразийстве
Новости
FAQ
Материалы
Выступления Дугина
Интервью Дугина
Статьи Дугина
Коммюнике
Хроника евразийства
Тексты
Пресс-конференции
Евразийский документ
Геополитика террора
Русский Собор
Евразийская классика
Регионы
Аналитика
Ислам
США против Ирака
Евразийская поэзия
Выборы и конфессии
Экономический Клуб
Интервью Коровина
Статьи Коровина
Выступления Коровина
Евразийство

· Программа
· Структура
· Устав
· Руководящие органы
· Банковские реквизиты
· Eurasian Movement (English)


·Евразийская теория в картах


Книга А.Г.Дугина "Проект "Евразия" - доктринальные материалы современного евразийства


Новая книга А.Г.Дугин "Евразийская миссия Нурсултана Назарбаева"

· Евразийский Взгляд >>
· Евразийский Путь >>
· Краткий курс >>
· Евразийская классика >>
· Евразийская поэзия >>
· Евразийское видео >>
· Евразийские представительства >>
· Евразийский Гимн (М.Шостакович) | mp3
· П.Савицкий
Идеолог Великой Евразии

(музыкально-философская программа в mp3, дл. 1 час)
Кратчайший курс
Цели «Евразийского Движения»:
- спасти Россию-Евразию как полноценный геополитический субъект
- предотвратить исчезновение России-Евразии с исторической сцены под давлением внутренних и внешних угроз

--
Тематические проекты
Иранский цейтнот [Против однополярной диктатуры США]
Приднестровский рубеж [Хроника сопротивления]
Турция на евразийском вираже [Ось Москва-Анкара]
Украинский разлом [Хроника распада]
Беларусь евразийская [Евразийство в Беларуси]
Русские евразий- цы в Казахстане [Евразийский союз]
Великая война континентов на Кавказе [Хроника конфликтов]
США против Ирака [и всего остального мира]
Исламская угроза или угроза Исламу? [Ислам]
РПЦ в пространстве Евразии [Русский Народный Собор]
Лидер международного Евразийского Движения
· Биография А.Г.Дугина >>
· Статьи >>
· Речи >>
· Интервью >>
· Книги >>
Наши координаты
Администрация Международного "Евразийского Движения"
Россия, 125375, Москва, Тверская улица, дом 7, подъезд 4, офис 605, (м. Охотный ряд)
Телефон:
+7(495) 926-68-11
Здесь же в штаб-квартире МЕД можно приобрести все книги Дугина, литературу по геополитике, традиционализму, евразийству, CD, DVD, VHS с передачами, фильмами, "Вехами" и всевозможную евразийскую атрибутику.
E-mail:
  • Админстрация международного "Евразийского Движения"
    Пресс-служба:
    +7(495) 926-68-11
  • Пресс-центр международного "Евразийского Движения"
  • А.Дугин (персонально)
  • Администратор сайта


    [схема проезда]

  • Заказ книг и дисков.
    По почте: 117216, а/я 9, Мелентьеву С.В.

    Информационная рассылка международного "Евразийского Движения"

  • Ссылки



    Евразийский союз молодёжи width=

    Русская вещь width=

    Евразия-ТВ width=
    Счётчики
    Rambler's Top100



    ..

    Пресс-центр
    · evrazia - lj-community
    · Пресс-конференции
    · Пресс-центр МЕД
    · Фотогалереи
    · Коммюнике
    · Аналитика
    · Форум
    Евразийский экономический клуб

    Стратегический альянс
    (VIII заседание ЕЭК)
    Симметричная сетевая стратегия
    (Сергей Кривошеев)
    Изоляционизм неизбежен
    (Алексей Жафяров)
    Экономический вектор терроризма
    (Ильдар Абдулазаде)

    Все материалы клуба

    Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru
    Материалы | Геополитика | В. Дубовицкий | Русская геополитика - формирование ''Южного'' направления геополитического луча. | 16.09.2002  Напечатать текущую страницу
    В. Дубовицкий
    Директор филиала "Центра Геополитических Экспертиз" в г. Душанбе, Республика Таджикистан, к.ист.н.

    Русская геополитика - формирование "Южного" направления геополитического луча.

    В результате великих географических открытий XV-XVII веков мощный импульс к развитию уже в глобальном масштабе получают силы "талассократии" в лице Испании, Португалии, а затем и Англии. На протяжении короткого времени эти западноевропейские страны приобретают колоссальные колонии в Новом и Старом свете, во много раз превышающие площадь собственно метрополий. Власть над этими территориями, равно как и связь с ними, а также вывоз богатств оттуда и защита их, полностью зависит от многочисленного военно-морского и торгового флота. В XVII в. все большее влияние среди талассократических держав приобретают страны протестантского вероисповедания - Англия и Голландия, в то время как католические "пионеры" великих географических открытий и создания колониальных империй - Португалия и Испания - отходят на второй план, теряя и политическое влияние, и территории колоний.


    Помимо вновь открытого Американского материка, ставшего основным объектом колонизации "талассократических" держав, их флоты, обогнув Африку, устремляются на колонизацию Южной и Юго-Восточной Азии (ОСТ-индии), той береговой зоны Евразии, которая была недоступна странам европейского континента ранее. Первоначально колониальное освоение ОСТ-индии было начато португальцами, в частности, первым кругосветным мореплавателем Васко да Гаммой, прибывшим на Малабарское побережье Индии на завершающем отрезке своего кругосветного путешествия в январе 1498 года. Захваты индийского побережья в 1500-1506 гг. привели даже к провозглашению Индии "вице-королевством Португалии", а в 1509 году португальский губернатор в Гоа Альфонсу ду Албукерке провозгласил девиз "Индия для Португали", поведя активную борьбу с любым внешним проникновением на Индостан арабов, иранцев, а также купцов Венеции и Генуи. В 1510 г. португальцы захватывают Малаику(на месте нынешнего г. Сингапура), контролировавшую поставку пряностей из Юго-Восточной Азии. В период 1510-1515 гг. португальцы предпринимают попытки поставить под свой контроль побережье Индийского океана от Красного моря до Моллукских островов. В 1520 г. был захвачен Ормуз, а в 1524- Аден, в 1536 г. - Диу. В этот же период португальцы подчиняют все побережье о.Цейлон, а в 1557г. основывают колонию на о.Макао у побережья Китая. В 1542 г. португальцы, первыми из европейцев, достигают Японии. Однако, Португалия, несмотря на всю свою геополитическую активность и мастерство, отвагу ее мореплавателей, не смогла сыграть на юге Евразийского континента роль "талассократической" державы: сказались как небольшие людские ресурсы страны, так и идеология католицизма, не способствовавшая размаху торговых предприятий. По мнению известного исследователя эпохи Великих географических открытий, Плуг-Гартунга,"даже самой Португалии морское могущество хотя и принесло немало пользы, принесло оно и немало вреда. Содержание индийских флотилий требовало огромных расходов, которых страна не могла покрывать. Вычислено, что с 1494 г. по 1506 г. в Индию было отправлено не менее 104 кораблей, и лишь 72 из них вернулось обратно. Следствием недостатка кораблей было массовое привлечение во флотилии частных торговцев с их собственными судами, что уже не позволяло правительству Португалии эффективно проводить политику монополии на доставляемые из Ост-Индии пряности. Все это неминуемо вело к краху всей португальской колониальной системы в регионе."
    В 90-х гг. XVI века инициативу в колониальной деятельности на юге Евразии у Португалии перехватывают народы северной Европы, из стран исповедующих христианство протестантских направлений, культивирующих дух индивидуализма и предпринимательства. Пионером здесь выступает Голландия. В этот период это небольшое североевропейское государство имело развитое морское дело и могло конкурировать на море с любым другим государством континента: в 1600 г. около 70 000 человек работало на море в качестве моряков 2000 кораблей находилось в постройке на верфях и 400 постоянно поддерживали каботажное плавание и торговлю с прибрежными областями Испании и Португалии. В 1592 г. на острова Ява и Бали в Юго-Восточной Азии вторгаются корабли голландского "Общества Дальней морс- кой торговли", открывавшей путь в Ост-Индию голландскими колонизаторами. В 1598 г. в Ост-Индию отправляются уже 28 голландских кораблей. В 1602 г. в Голландии основывается "Ост-Индская компания", которая вместе с торговлей ведет активные боевые действия по захвату португальских колоний в Южной и Юго-Восточной Азии. Такая же компания была основана в Англии двумя годами ранее, но первоначальные ее успехи в Азии были намного меньше аналогичной голландской компании. Голландская Ост-Индская компания, будучи частным предприятием, имела право за свой собственный счет вести войны, основывать колонии, строить крепости и чеканить монету. В 1615 г. Голландия располагала в Ост-Индии системой крепостей и войсками в 10 тыс. человек. Но, "будучи, подобно португальцам, стеснены своей малочисленностью, голландцы были вынуждены селиться по берегам, основывали в удобных по расположению местностях фактории и закрепляли их, возводя укрепления, но вглубь страны не проникали. Они зорко следили за соперничеством других народов и уничтожали каждое судно, появлявшееся под чужим флагом в ост-индских водах".
    В начале XVII в. в Ост-Индии начинается мощное наступление Англии. Как уже отмечалось, для ведения дел в этой части света в Англии в 1600 г. была создана собственная "Ост-Индская компания", правда не имевшая в первые годы своего существования такого успеха, как одноименная голландская. Важнейшим промежуточным пунктом Англии на пути в Ост-Индию стала Капская область на юге Африки, где в 1620 г. был поднят британский флаг. Начав с устройства в Индии простых торговых колоний, англичане вскоре переходят к открытой военной борьбе с португальскими и голландскими конкурентами: в 1612 г. они заключают первый договор с Великим Монголом, которого они поддерживают его в столкновении с португальцами. Разгром английским флотом португальцев при Сурате в1615 г. положил основу строительства английской колониальной империи на Индостанском полуострове. В 50-60-х гг. XVII в .английские колонии основываются в Бомбее, Мадрасе и Калькутте. Английская Ост-Индская компания превращается во все более крупную политическую силу, поддерживаемую у себя на родине многими членами правительства даже королями Англии. К 1700 году, с захватом англичанами основных стратегических пунктов на восточном побережье Африки, Южной Аравии и присоединения Бенгалии, на Индостане геополитическое влияние Англии на Юге Евразийского континента стало доминирующим.
    Именно в этот период в России происходит своеобразная идеологическая и культурная революция, проведенная Петром I и его ближайшими преемниками на престоле и выведшая страну в разряд великих держав, активно вмешивающихся в мировую политику своей эпохи.

    "Московские" основы русской имперской геополитики

    Вопрос о геополитической ориентации Московской Руси, предшественницы Российской империи, решался на заре складывания этого государства, а именно в XIII- начале XIV в. Этот период ознаменовался для исторической России трагическими событиями, связанными с татаро-монгольским нашествием и установлением режима, известного как "татаро-монгольское иго". Весьма проблематичными являются оценки этого события некоторыми отечественными историками, в том числе и таким крупным представителем русского евразийского направления в геополитике, как Л.Н. Гумилев, считавшим татаро-монгольское нашествие всего лишь "набегом" и, что "ни о каком монгольском завоевании Руси не было и речи. Гарнизонов монголы не ставили, своей постоянной власти и не думали устанавливать".
    По-видимому, в отношениях между русским государством и Золотой Ордой все же необходимо принять факт политического и экономического гнета, но при этом можно говорить о различных уровнях взаимоотношений между различными частями раздробленной Руси и татаро-монгольским государством. Здесь особую роль сыграла Северо-восточная Русь и такой политический деятель, как Александр Невский, возглавлявший в 40-х гг. XIII в. борьбу против агрессии католических государств. В обстановке ожесточенной борьбы со шведско-немецкой интервенцией 1240-1244 гг., он, проявив политическую мудрость, находит политических и военных союзников в лице других завоевателей - татаро-монголов. Как справедливо отмечает Л.Н. Гумилев, "нужно отдать должное Александру Ярославовичу: он великолепно разобрался в этнополитической обстановке и сумел встать выше своих личных эмоций ради спасения Родины. В 1252 г. Александр приехал в Орду Батыя, подружился, а потом побратался с его сыном Сартаком, вследствие чего стал приемным сыном хана. Союз Орды осуществился благодаря патриотизму и самоотверженности князя Александра. В соборном мнении потомков выбор Александра Ярославовича получил высшее одобрение - за беспримерные подвиги во имя родной земли Русская Православная Церковь признала князя святым!
    Здесь необходимо отметить, что Александру Невскому и его преемникам пришлось противостоять не только западной католической агрессии, но и внутренней российской прозападной геополитической линии, выражавшейся в основном князьями и боярами Юго-Западной Руси, а также, частично, новгородской и псковской торговой знатью. Надо сказать, что прозападная партия на Руси, ненавидевшая монголов и их набеги и связанная с Западной Европой торговыми, карьерными, культурный связями, была достаточно многочисленна, чтобы отстаивать свою политическую линию. Программа западников заключалась в следующем: опираясь на помощь рыцарей, объединить силы всех русских князей и изгнать монголов. К сожалению, будучи крайне привлекательной теоретически, эта программа никак не могла быть выполнена практически. Во-первых, рыцари Ордена, купцы Ганзы, папа и император вовсе не собирались тратить силы на объединение чужого им государства. Они ставили перед собой другую задачу - использовать русских ратников в борьбе с монголами, обескровить Руси и покорить ее, подобно Прибалтике".
    В этих условиях прозападная политика таких князей, как Даниил Галицкий, потерпела провал, из-за чего Галицын и Волынь попали в зависимость от Орды гораздо более жестокую, чем Северо-восточная Русь. Политические последствия восточной ориентации Александра Невского сказывались на протяжении всего XIII в.: русские первыми оказали военную помощь татарам, приняв участие в походе на аланов.
    В 1261 г. в г.Сарае усилиями Александра Невского а также митрополита Кирилла у хана Берке было исходатайствовано право основания в Сарае православной епархии, епископу которой, кстати, была подчинена и древнейшая епархия - Переяславская. Православный епископ не только не подвергался никаким гонениям (несмотря на то, что хан Берке был первым ордынским ханом-мусульманином, проводившим жестокую религиозную политику в отношении соотечественников), но и играл видную роль во взаимоотношениях Руси и татаро-монгольского государства, являясь представителем интересов Руси и всех русских людей при дворе великого хана.
    Опираясь на союз с Берке, Александр решил не только остановить движение немцев на Русь, но и подорвать самую его возможность. Он заключил с литовским князем Миндовгом, своим ровесником, союз, направленный против крестоносцев. Как правителя Миндовга отличали хитрость и изворотливость. В 1250 г. он принял католичество, но "крещение его льстило бысть",- говорит летописец. Через 10 лет Миндовг отказался от насильно навязанной ему религии и стал злейшим врагом крестоносцев и католиков.
    Александр Ярославович находился на пороге своей второй, не менее значительной, чем в случае с Ордой, дипломатической победе. Но в 1263 г., в разгар подготовки совместного похода против Ливонского ордена, возвращаясь из очередной поездки в Орду, князь скончался".
    Золотая Орда остается союзником Северо-восточной Руси в борьбе с агрессией католических государств и после смерти Александра Невского. Примером того, как приемники князя пользуются такой поддержкой, служит война новгородцев с объединенными датско-немецкими силами в 1268 г., когда, согласно договору с Ордой, на помощь Новгороду прибыл отряд татарской конницы в 500 человек. "Немцы, даже не зная точно размеров этого отряда, тотчас же "замиришася по всей воле новгородской, зело бо бояхуся имени татарского". Новгород и Псков уцелели.8) Другим примером помощи Орды России может служить ее поддержка Смоленску, оказанная ему в 1274 г. в конфликте с Литвой.
    Одновременно, и это было очень важно, русские княжества, принявшие союз с Ордой, полностью сохранили свою идеологическую независимость и политическую самостоятельность. Например, после победы в Орде мусульманской партии в лице хана Берке никто не требовал от русских обращения в ислам. Одно это показывает, что Русь была не провинцией Западного монгольского улуса, а страной, союзной великому хану, сидящему в Карокоруме, страной, выплачивающей некоторый налог на содержание войска, которое ей самой было нужно
    Подводя итог выяснения вопроса формирования геополитической ориентации Северо-восточной Руси в XIII в., можно сделать вывод о том, что основную роль в процессе выбора "восточной" доминанты сыграли владимирские князья - Ярослав и его сын Александр Ярославович (Невский). Как считает Л.Н. Гумилев: "Сформулированная Александром доминанта поведения - альтруистический патриотизм - на несколько столетий вперед определила принципы устроения Руси. Заложенные князем традиции союза с народами Азии, основанные на национальной и религиозной терпимости, вплоть до XIX столетия привлекали к России народы, жившие на сопредельных территориях. И, наконец, именно потомками Александра Ярославовича Невского строилась в XIV в., на развалинах древней Киевской Руси, новая Русь.
    Сначала она называлась Московской, а с конца XV в. стала называться Россией.
    Процесс формирования нового русского государства на северо-востоке Руси, центром которого вскоре стала Москва, является важнейшим геополитическим актом в истории Евразии, приведшим в конце - концов к появлению такого понятия, как "Средняя земля" или "хартленд". Само перемещение государственного ядра Руси на северо-восток, в верховья бассейна крупнейшей европейской реки Волги, имевшей удобные для речного судоходства и зимнего пути притоки, уходящие к Уральским горам, реки, имеющей выход в бассейн Каспийского моря, побережье которого уже было заселено народами исповедовавшими ислам в течение пяти-шести веков, являлось мощным смещением русско-православной цивилизации по направлению к Востоку. Особенностью этого вектора перемещения явился и тот факт, что перед русским государством открывалось новое поле территориальной, духовной и культурной экспансии, населенное, в основном, народами исповедывавшими языческие культы и не имевшими государственных образований (Сибирь, Крайний Север, Дальний Восток).
    Как известно, важнейшим событием, в духовном плане обеспечившим формирование нового государственного ядра именно в Северо-восточной Руси, стало перемещение из Киева во Владимир, а затем и в Москву, кафедры митрополита поместной Русской Православной Церкви, бывшей в то время восьмой митрополией Константинопольского патриархата. Это произошло в 1299 г., когда во Владимир переносится местопребывание митрополита Максима, а затем и его приемника - митрополита Петра(1308г.). Таким образом, с начала XIV в. Северо-восточная Русь становится как духовным, так и политическим центром нового государства, что существенно облегчает выработку и проведение широкой геополитической экспансии на Востоке.
    Еще одним событием, кардинально повлиявшим на формирование геополитических императив Русского государства, было восприятие Московской Русью идеи Православной Империи, произошедшее вскоре после взятия Константинополя турками (1453 г.). Она становится единственным государством, имеющим православного государя и независимого митрополита (четыре других епархии, существовавшие в то время - Константинопольская, Антиохийская, Александрийская и Иерусалимская - оказываются в положении плененных мусульманскими государствами.
    С момента принятия Русью христианства (988 г.) населением Киевской, а затем Московской Руси, была усвоена мысль о том, что все православие объединено под единой верховной властью греческого государя ("Цесаря", "царя") и греческой церкви. Именно эта концепция была причиной именования на Руси столицы Византии Константинополя "Царьградом", который почитался за столицу всего православия. После падения Константинополя Москва осталась единственной свободной от политической и духовной власти иноверцев православной столицей.
    В результате московские князья Иван III и Василий III начали расценивать себя как наследников и преемников греческих "царей".
    Важнейшим шагом в этом направлении стал брак Великого князя Ивана III с племянницей последнего византийского императора Константина Палеолога (1472 г.), в виде "духовного приданного давший империи ее герб - двуглавого орла, символизирующего, по одному из толкований, единство Востока и Запада. Очень скоро византийский государственный герб, дополненный геральдическим щитом с изображением покровителя г. Москвы - Георгия Победоносца, становится государственным гербом Московской Руси. С принятием на себя духовных функций новой цитадели православной веры, Московская Русь продолжила и великую функцию Византии в сохранении связующего цивилизационного моста между Востоком и Западом, выстроенного еще в эпоху эллинизма на обширной территории Ближнего и Среднего Востока, Северной Африки и Европы. Идея преемственности Московской Руси от Византии ярко выражалась в предсказании псковского инока Филофея, одного из известных духовных писателей того времени, обратившегося с посланием к Ивану III, в котором была обоснована особая роль Русского государства как хранителя веры. Это предсказание активно используется и в настоящее время в качестве сакрального девиза национально-патриотического движения России. Именно с Иваном III связано первое употребление титула "государь всея Руси", которое подчеркивает переход московских князей от удельной к общенациональной политике.
    С Ивана III начинается и активная экспансия Руси на Восток, выражавшаяся, прежде всего, в уничтожении татаро-монгольского ига (1480г.), а затем и в военно-политических акциях против остатков Золотой Орды (Казанского, Астраханского и Крымского ханства). Центральным направлением русской экспансии на Востоке стала Казань, первые попытки подчинения которой были предприняты в 1487 г., когда на престол Казанского ханства был посажен московский ставленник Мухаммед-Эмир.
    Несмотря на то, что в отношениях этого казанского хана и Ивана III отмечено равенство форм в официальных обращениях, здесь явно прослеживается установление протекционистских отношений со стороны Московской Руси.
    Усилия Московской Руси по (пока еще) политическому подчинению ханства были продолжены и позже: 20-30-е годы XVI в. стали временем почти непрерывной борьбы между претендентами, которым покровительствовала Россия (братья Шах-Али и Джан-Али, выселившиеся в Россию из Астрахани) и национальной партией, поддержанной татарами и ногайцами. В 1550 г. Москва приняла решение о ликвидации Казанского ханства как самостоятельного государства и в качестве обеспечивающего шага начала основывать на пути к Казани укрепление Свияжеск. В 1552 г., использовав Свияжеск в качестве промежуточной базы, русские войска берут Казань, присоединяя обширную территорию Средней Волги к Московскому государству.
    Астрахань и Сибирь постоянно активно вмешивались в борьбу Руси с Казанским ханством, не только активно поставляя претендентов на престол, но и оказывая симпатизирующим им партиям вооруженную поддержку. Эта военно-политическая активность в дальнейшем сделала Астраханское и Сибирское ханства объектом русской экспансии, что еще более четко обозначило постоянные геополитические ориентиры Руси.
    Первым примером глубокого проникновения в Сибирь, что впрочем не окончилось присоединением ее территории к России, можно считать поход русских войск 1482 г. против вогулов, вторгшийся в Великую Пермь в 1481 г. Войска под командованием Федора Курбского Черного и Салтыка Травина после разгрома вогулов спустились "вниз" по р.Тавде, мимо Тюмени в Сибирскую землю... от Сибири пошли вниз по Ритышу, с Иртыша на Обь, в Югорскую землю и возвратились в Устюг 1 октября, вышедши оттуда 9 мая". Этот поход русских войск в глубину Западной Сибири не имел целей территориальных приобретений, а лишь цели обороны северо-восточных границ от набегов: косвенным подтверждением этому является поход на эту же территорию ровно через сто лет, предпринятый волжскими казаками в меньшем числе под руководством Ермака Тимофеевича, окончившийся присоединением Сибири (1582 г.).
    Саму направленность территориальной экспансии на северо-восток, а также ее оборонительный характер С.М. Соловьев объясняет лучшим образом: "Так утверждение русского владычества на Каме, в Перми имело необходимым следствием подчинение и отдаленнейших стран северо-восточных, переход через Уральские горы, потому что дикие жители этих стран нападали на Пермь и тем самым вызывали на себя русское оружие. Но вдаваясь все более и более на северо-восток по искони принятому направлению, распространяясь легко на счет диких финских племен, редко разбросанных по огромным пространствам, русские владения не могли с такою же легкостью распространяться на юго-восток, ибо там еще стояли своими вежами татары, ослабленные разделением на несколько орд, потерявшие для Руси прежнее значение безусловных повелителей, но в первую половину княжения Иоанное еще не отказавшиеся от притязаний на дань и долго после опасные, как разбойники неукротимые".
    Присоединение всего бассейна р. Волги завершалось взятием Астрахани и присоединением Астраханского ханства (царства) в 1556 г.
    С точки зрения геополитики это сравнительно небольшое территориальное приобретение обеспечивало не только свободу речного судоходства вплоть до Каспийского моря, но и(что значительно важнее) выход России на новое стратегическое направление - Кавказ.
    Таким образом, к середине XVI в. Московская Русь вышла на три важнейших стратегических направления, что и определило судьбу геополитической экспансии страны на последующие три века:
    Северо-восточное (Сибирь, Заполярье);
    Юго -Восточное (Казахстан, Киргизская степь, Средняя Азия);
    Юго-Западное(Кавказ и Закавказье).

    Геополитическая экспансия на Юг - "водный" вариант.

    Формирование геополитической модели России, как европейской "континентальной" державы в отношении региона Средней Азии, неразрывно связано с именем первого императора России- Петра I (Великого).
    Рассмотрение геополитических взглядов Петра I в отношении Средней Азии является тем более важным, что "заветы Петра I" в отношении региона являлись и являются движущей силой, либо спекулятивным оправданием многих реальных шагов в российской государственной политике до настоящего времени. Главной целью активизации политики России в Средней Азии до Петра I стали соображения обеспечения водного (по Каспийскому морю и р.Амударье) пути в Индию в целях торговли. Как свидетельствует один из первых документов, характеризующих политику Петра I в регионе, "Инструкция капитану от гвардии князю Черкасскому от февраля 14-го дня 1716 г." - отправленного с посольством в Хивинское ханство, где в качестве основной цели планировалось:"... просить у него (хана -В.Д.) судов и на них отпустить купчину по Амударье реке в Индию, примечая реки и озера и описывая водный и сухой путь, а особливо водяной к Индии тою или другими реками и возвратиться из Индии тем же путем, или ежели услышит в Индии еще лучший путь к Каспийскому морю, то оным возвратиться и отписать". Пункт 20-й той же "Инструкции" говорил об отправлении под видом купца морского офицера (поручика) Кожина, которому в отдельной инструкции также предписывалось: "Ехать ему, как его отпустит капитан от гвардии князь Черкасский, водою Амударьею рекою (или другими, кои в нее впадают) сколько возможно до Индии, под образом купчины, а настоящее дело дабы до Индии путь водяной сыскать. Возвратиться назад тем же путем, разве что уведает еще иной способнейший путь водяной, то им возвратиться, и везде, как водяным, так и сухим путем, все описания, делать карту".
    В состав посольства А. Бековича - Черкасского в 1717 г. была включена специальная команда "численностью 232 человека во главе четырех морских офицеров, одного штурмана, а также 71 матросов и специалистов-корабелов.
    Для обеспечения этой главной задачи Петром I задуман и осуществлен ряд политических мероприятий в отношении ханства Средней Азии. Первым из них можно считать представления русского подданства Хивинскому хану Шаниязову " со подвластным ему народом" 30 июня 1700 г., а затем подтверждение этого акта его преемнику на престоле, хану Аран-Мухаммеду в 1703 году.
    Послу к хивинскому хану А.Бековичу-Черкасскому Петром I было предписано "хана хивинского склонить к верности и подданству, обещая наследственное владение оному, для чего представлять ему гвардию к его службе и чтоб он зато радел о наших интересах.Буде он то охотно примет, а станет желать той гвардии и без нее ничего не станет делать, опасаясь своих людей, то оному ее дать сколько пристойно, но чтобы были на его плате, а буде станет говорить, что перво нечем держать, то на год и на своем жаловании оставить, а впредь чтобы он платил". Послу предписывалось провести подобную же работу и в отношении Бухарского ханства: "Будучи у Хивинского хана, проведать и о Бухарском, не можно ли его хотя не в подданство (ежели того нельзя сделать), но в дружбу привесть таким же манером, ибо и там же ханы бедствуют от подданных".
    Из "Инструкции...", данной А.Бековичу-Черкасскому, видно, что российское правительство было хорошо осведомлено о политических процессах, происходивших в Хивинском и Бухарском ханствах, равно как и о мерах, привлекательных для восточных владык в сохранении трона. По сути дела Петром I предпринималась попытка установления политического контроля над среднеазиатскими ханствами не прямым присоединением к государству, а с помощью протектирования, ставшего характерным направлением в российской политике в этом регионе вплоть до 1917 года.
    Необходимо отметить, что занятый важнейшей геополитической функцией - введением России в круг великих европейских держав, российский монарх объективно проводил идею становления ее "континентальной" державой, но весь его западноевропейский модернистский опыт, используемый в этих делах, являлся "атлантическим". Прежде всего это выразилось в повышенном внимании к развитию мореплавания, что включало в себя как комплекс военно-политических мероприятий для выхода к морским побережьям, так и строительство навигаторских школ, организацию подготовки флотских кадров в Западной Европе, рекрутирование в Россию иностранных флотских кадров. Именно поэтому столь экзотично выглядит "инструментарий" Петра Великого в контактах со Средней Азией, включивший в себя "Водный путь в Бодохшан"(Бадахшан), к границам Индии, по старому руслу р.Амударьи (Узбою). Последующие полтора столетия показали, что путь в Среднюю Азию с побережья Каспия является чрезвычайно затруднительным, а водный - попросту тупиковым, фантастичным.
    В итоге, сразу после неудачи посольства А.Бековича-Черкасского в 1717 г., на "каспийском" направлении контактов со Средней Азией, предпринятом Петром I в 1700-1717 гг., происходит стратегический откат, выразившийся в ликвидации крепостей и пунктов базирования флота на полуострове Мангышлак и в Балханском заливе ("Красные воды"), основанных в целях обеспечения именно этого направления в 1714-1715 гг. Повторные усилия с этого направления будут предприняты только через полтора века (1869-1873 гг.), уже в качестве вспомогательных главному движению в Среднюю Азию, через Киргизскую степь (Казахстан).
    Тем не менее концепция "водного" пути в Индию еще долгие годы оставалась привлекательной в геополитических планах России в отношении Средней Азии. Правда, теперь она обычно связывалась уже не с Каспием, а с Аральским морем и рекой Амударьей, доступ к которой мыслился по сухопутным путям, с Севера.
    В 1722 г. Петром I высказывается обоснование "северного" направления в геополитическом продвижении в Среднюю Азию. Свидетельство об этом оставлено одним из сподвижников императора, активным проводником его восточной политики, генерал-майором Тевкелевым: "В 1720 г. при его Императорском Величестве блаженной и высокой славы достойной памяти Государе Императоре Великом бы я нижайший в Персидском походе старшим переводчиком в секретных делах, и по возвращении из Персидского похода Его Императорское Величество Император Петр Великий изволил иметь желание для своего отечества Российской Империи полезное намерение в приведении издревле слышимых и в тогдашнее время почти известных обширных киргиз-кайсацких орд в Российское подданство. Высокое своей монаршею меня нижайшего к тому употребить намерение имел с тем, буде оная орда в точное подданство не желает, то стараться мне несмотря на великие издержки хотя бы до миллиона держать, но только одним листом под протекциею Российской Империи быть обязались". Император России высказал четкое понимание политического решения обеспечения "северного" направления продвижения России в Среднюю Азию, избрав вариант установления протектората над территорией, лежащей на пути к государствам Средней Азии, а в итоге к границам Индии: "Петр Великий в 1722 г. будучи в Персидском походе и в Астрахани через многих изволили уведомиться об одной орде; хотя де оная орда азиатским странам и землям оная де орда ключ и врата; и той ради оная де орда потребна под Российской протекцией быть, чтобы только через их во всех азиатских странах коммуникацию иметь с российской стороной полезные и способные меры взять".
    Но данная геополитическая концепция была осуществлена уже в первой трети XVIII в.

    Геополитическая экспансия на Юг - вариант "сухопутный

    Регион Южного Урала был выбран в качестве главного направления геополитической экспансии в Среднюю Азию неспроста. Главными факторами выбора стали удобные, многовековые пути из Поволжья и Приуралья по маршруту р.Эмба-Восточное Приуралье-дельта Сырдарьи-Бухарский оазис, по которым шли торговые и иного рода контакты этой части Евразии с доисторических времен. О разработанности южно-уральского канала контактов со Средней Азией готовит и характерный состав населения южно-уральской лесостепной зоны, граничащей с Киргизией(Казахской степью), состоящего в значительной степени из переселенцев. По мнению известного русского исследователя XIX в. В.Н.Витевского: "эти беглецы-колонисты представляли собою предприимчивую, самую энергичную часть сельского населения... Здесь находили себе приют и выходцы из киргизского идена Туркестана, Бухары, Хивы и других мест, чему служат подтверждением и некоторые башкирские предания. Эти выходцы представляли собою самую разнообразную смесь национальностей, то были персияне, аравитяне, турки, каракалпаки, армяне, бухарцы, хивинцы, кубанцы, узбеки и бадахшанцы; некоторые из них приняли крещение и составили несколько родов или волостей, к ним причисляются и двенадцать Минских волостей. Выходцы из Бухары и Хивы, называвшиеся в 1730 году служилыми "тезиками", впоследствии смешались с башкирами. Таким образом, правительство России, избрав для геополитического движения в Среднюю Азию северное направление, получило и значительное количество подданных - выходцев из этого региона, хорошо знавших его, имевших там в ряде случаев не прерванные связи, владевших восточными языками. Во многом благодаря этому Оренбург на ближайшие полтора века с момента своего основания (1735 г.), становится важнейшим центром ночных, дипломатических, торговых и военных контактов со Средней Азией.
    Решающим шагом в организации северного направления сыграл проект обер-секретаря сената И.К.Кириллова, поданный им в правительство в 1734 году.
    Характерно, что в проекте И.К.Кириллова в подтверждение и развитие планов Петра I о принятии в подданство казахских орд, приводятся следующие доводы: "поные они (казахи-В.Д.)непрестанно Российским, Казанским, Яикским, Волжским, Уфимским и Сибирским граничным жителям воровскими малыми партиями нападали, чинили урон и ежегодно как скот пленников гоняли, продавали в работу в Бухарию и Хиву, купецкие караваны разбивали и многие пакости делали... В Хиву и Бухару таких русских пленников угоняют и обретаются там в работах многие тысячи..., а как будут оные киргиз-кайсаки в Российском подданстве..., тогда гораздо покойнее будет в Российских помянутых владениях".
    Далее И.К.Кириллов доказывал необходимость основания города-крепости, через которую можно будет продолжить путь к бухарским землям, богатым золотом и "дорогими камнями", Бадахшану и открыть дорогу для российских товаров не только в Бухару, но и в Балх и Индию.
    Проект, представленный в 1734 г. кроме того, включал в себя целый комплекс организационных мероприятий по защите и освоению южно-уральских степей(будущего Оренбургского края), строительство здесь новых городов и укрепленных пограничных линий, обеспечивающих как безопасность южной границы России, так и облегчающих контакты с регионом Средней Азии.
    По сути дела, благодаря осуществлению проекта И.К. Кириллова, Россия создавала на юге Урала мощный геополитический плацдарм для долгосрочного и многообразного влияния не только на регион Средней Азии, но и на весь Средний Восток от Ирана на Западе до Кашгарии(Восточный Туркестан) на Востоке.
    Непосредственным толчком к осуществлению данного проекта, получившего название "Известной", а также "Оренбургской" экспедиции, стала отправка в Россию, после принятия российского подданства, ханом Малого казахского жуза Абулхаиром посольства, возглавлявшегося его сыном Эрали-султаном. Посольство передало русскому правительству желание хана, чтобы русские для укрепления его власти построили бы два города: один на севере, на реке Ори, притоке Яика(Урал); другой на юге, в устье Сырдарьи". Посольство было принято в Оренбурге и допущено империатрицей Анной Иоановной к ауденции. Присягая на подданство России в 1731 г. хан Малой Киргизской орды (жуза) Абулхаир обязался: 1) Охранять русские границы , смежные с землями киргизов; 2)защищать купеческие караваны при следовании из через степь;3)давать подвластных своих в случае надобности как вспомогательное войско;4)платить налог звериными шкурами. Взамен чего просил "утвердить за его родом ханский титул на вечные времена".
    Таким образом, в двух первых пунктах присяги прослеживаются главные геополитические цели России в отношении Средней Азии в этот период: безопасность южных границ и безопасность торговых путей на Юг, вплоть до Индии. 7 июня 1734 г. проект И.К.Кириллова был высочайше утвержден, и новому городу были даны многие привилегии. Характерно, что башкиры, опасаясь, благодаря постройке городов, усиления своих постоянных врагов - киргиз-кайсаков (казахов), пытались активно мешать осуществлению планов Оренбургской экспедиции:11 марта 1735 г., вскоре после начала движения экспедиционных отрядов на юг, происходит массовое восстание башкир, открыто известивших И.К.Кириллова о том, что они не пустят его в устье р. Орь. Тем не менее решение правительства о закладке нового города и организации нового края было исполнено: 31 августа 1735 г. на р. Ори был основан административный и торговый центр Оренбургского края - Оренбург, и в 1744 г. - Оренбургская губерния.
    Благодаря описанным организационным шагам, Россия заняла очень выгодные геополитические позиции в отношении Средней Азии. Территория Оренбургского края охватывала пространство с границей в 5500 верст и включала в себя нынешнюю Оренбургскую, Самарскую, Челябинскую, часть Екатеринбургской и Курганской областей, большую часть Башкирии. На территории края располагались богатейшие месторождения полезных ископаемых Урала, которые начали активно разрабатываться Россией с начала XVII в. В распоряжении Оренбургского генерал-губернатора находился такой мощный воинский контингент, как Яицкое (Уральское) казачье войско - второе по численности в России из казачьих войск после Донского. Помимо его численности, большую роль для его использования в контактах с Востоком (охрана караванных путей, дозорная служба, карательные экспедиции и т.д.) играло хорошее знакомство казаков-уральцев как с территорией Киргизской степи, так и с Хивинским ханством, куда они периодически ходили в набеги, а также нередко оказывались на долгие годы в плену. С 1748 г. к нему добавилось еще и вновь организованное Оренбургское казачье войско.
    Сама структура губернского управления была в значительной мере сориентирована на взаимоотношения с Востоком и прежде всего со Средней Азией. Здесь создается уникальное для российской дипломатической системы учреждение, являвшееся как бы филиалом Министерства иностранных дел страны во взаимоотношениях с регионами Средней Азии и сопредельных страх Востока. Так, внешними делами при Оренбургской губернской канцелярии ведала в 1650-70-х гг. XVIII в. Экспедиция заграничных и иноверческих дел, с 1782 г. Экспедиция пограничных дел, с 1799 по 1859 гг. - Оренбургская пограничная комиссия.
    Деятельность комиссии включала в себя организацию дипломатических миссий к главам среднеазиатских государств; разбор дел и тяжб среди подданных России казахов; сбор экономической, политической и научной информации обо всем регионе Средней Азии и сопредельных стран (от Кашгарии до Ирана) и многие другие вопросы. Фактически Оренбургская пограничная комиссия являлась главной организацией по выработке концепции русской национальной политики в отношении Средней Азии и в значительной степени - всей геополитической модели России в отношении стран Среднего Востока.
    С момента основания г.Оренбурга и формирования нового, северного направления геополитических контактов России и Средней Азии, наиболее четко прослеживается формирование экономических связей. Это естественно, так как торгово-экономические отношения и были главным побудительным мотивом контактов России и Средней Азии. Продолжая в отношении Средней Азии политику московских царей -" чтобы меж нами был путь чист и не заперт", Россия также, с выходом на Южный Урал, смогла избрать и другой инструментарий для достижения этой цели.
    Уже в 1734 г. группа купцов из Ташкента, прибывшая с товарами в Уфу, высказала пожелание иметь в новом городе на Ори торговую ярмарку, обещая ежегодно приезжать на нее с торговыми караванами, и пригласили к себе в Ташкент русских купцов с их товарами". Организация такой постоянной ярмарки на Южном Урале позволила значительно укоротить торговые пути из Средней Азии в Россию, так как ближайший и крупный пункт оптовой торговли находился в Нижнем Новгороде, т.е." "Макарьевская ярмарка", примерно на 500 км. вглубь территории страны. Открытие ярмарки и постройка в Оренбурге Менового двора были осуществлены уже при преемнике И.К.Кириллова - В.Н.Татищеве в 1739 г.
    Одновременно следует отметить некоторое "торможение" в интенсивности отношений России со Средней Азией и охлаждение интересов к этому региону со стороны русского правительства во второй половине XVIII в. На наш взгляд это происходило из-за общей "европоцентристской" организации русской внешней политики.
    Ослабление внимания российской внешней политики к Средней Азии, заметное при преемниках Петра I, по мнению известного русского ученого В.В.Григорьева, произошло из-за увлечения Западом и общей западнической ориентации российской политики. Как отмечает В.В.Григорьев, склонность "без разбора ко всякой западной европейщине привела к тому, что русская политика по отношению к Средней Азии в течение XVIII столетия должна была сильно понизиться в уровне против таковой же политики не только в XVII, но и в XVI вв. с немалым от того ущербом, как для интереса русского народа, так и для достоинства самого правительства".

    Русско-английские противоречия в Средней Азии: первые проявления.

    Интерес Англии к региону Средней Азии проявляется с момента основания Английской Ост-Индской компании (1600 г.), занятой торговлей с Южной, Юго-Восточной Азией и Китаем. Для Англии через территорию Средней Азии и России пролегал кратчайший путь для поставки промышленных товаров из метрополии в Индию. Именно поэтому английское купечество еще в XVII в. проявило огромный интерес к открытию водного пути сообщения от берегов Белого моря и Балтики по Волге и Каспийскому морю до его южного (иранского) побережья. В одном русле с этими интересами Англии находилось фактически и стремление России открыть западный, "водный", путь в Индию по старому руслу Амударьи, предпринятое при Петре I в 1714-1717 гг.
    Интерес к Средней Азии с точки зрения кратчайшего торгового пути по-видимому сохранялся и в 30-х гг. XVIII в., когда к участию в Оренбургской экспедиции были привлечены англичане Джон Эльтон и Джон Кастль. Не имея целей непосредственного овладения регионом, русские власти поначалу не видели ничего опасного в участии подданных Англии в исследовании и освоении Южного Урала и Средней Азии. По сути дела, оба англичанина являлись авантюристами, ищущими "коммерческих выгод немалых" лично для себя. Особенно явно проявлялось это в деятельности Дж. Эльтона, который после четырех лет службы в составе Оренбургской экспедиции был уволен и пытался организовать англо-иранскую торговлю через Астрахань. Однако торговля с Ираном через Россию продолжалась недолго, в значительной мере из-за действий Эльтона, который мотивировал их в переписке "и британскими и моими интересами". Так как в донесениях резидентов из Астрахани сообщалось, что англичане, проживавшие там, иранскому шаху в "бесстрашии" помогают и "с презрением о российской стороне толкуют и внушают", в 1744 г. против Эльтона были приняты строгие меры, и 23 ноября 1746 г., по решению Сената, торговля англичан с Ираном через Россию была окончательно запрещена.
    Значительные усилия по налаживанию торговли с Индией через Среднюю Азию были предприняты английскими купцами Р.Генком и Г.Томсоном. Первый из них даже использовался властями Оренбургского губернаторства для миссий к казахам Малой орды в 1740-1741 гг.
    Но в целом интерес Англии к региону Средней Азии на протяжении XVIII в. ярко не проявлялся: англичане были в этот период слишком заняты искоренением независимых государств на территории современной Индии.
    На геополитическую ситуацию на Евразийском континенте, в том числе в значительной степени в Средней Азии и на Ближнем и Среднем Востоке, огромное влияние оказала Великая французская революция 1796-1799 гг., а вернее те политические процессы, которые последовали за ней во Франции и Европе в целом. Трансформация Республики в Директорию, а затем в Империю вызвала наполеоновскую экспансию с целью объединения континентальных держав против главного "атлантического" противника - Англии.
    Необходимо заметить, что в Европе Франция является очень противоречивым геополитическим образованием. Во многом французская история носила атлантистский характер, противостоящий континентальной и среднеевропейской тенденции. Но "во Франции существует и альтернативная геополитическая тенденция, восходящая к континентальной линии Наполеона(которого еще Гете воспринимал как вождя сухопутной интеграции Европы)". Позже эта тенденция ярко воплотилась в европейской политике де Голля, искавшего альянс с Германием и создания независимой от США европейской конфедерации. Отчасти эта же линия вдохновляла и франко-германские проекты Миттерана.
    Наполеон Бонапарт фактически попытался направить мощный пассионарный всплеск французского этноса в русло создания широкой континентальной коалиции. Именно на рубеже XVIII и XIX вв. впервые возникает идея удара по важнейшему и уязвимому флангу - "донору" Англии - Индии. На протяжении последующих полутора веков, вплоть до получения независимости Индией и Пакистаном (1947 г.) Британская Индия становится геополитической "ахиллесовой пятой" Англии, неизменно привлекавшей к себе внимание ее " континентальных" противников: в XIX в. Франции и России, а затем Германии.
    По оценкам многих русских и зарубежных историков и геополитиков, подчинение или союзничество с Россией, было конечной целью в создании " континентальной" коалиции для борьбы с Англией. На геополитические цели Франции в отношении Востока в период наполеоновских войн, указывает один из родоначальников русской геополитики, философ Н.Ф.Фёдоров: "Египетский поход (Наполеона I-В.Д.) не мог иметь успеха, пока Англия владела морями, а Франция не овладела еще сухопутной дорогой в Египет и далее в Индию, которая, как сказано, могла идти только через Константинополь, так как эта дорога, будучи кратчайшею, вместе с тем господствует над дорогами через Сирию и Египет, через Аравию и Персидские заливы...Но чтобы овладеть Константинополем, нужно было покорить не только всю Европу, но и Россию, которая, как и Египет, могла бы быть вместе с тем и станциею к Индии. Таким образом на все войны Наполеона можно смотреть как на авангардные дела, ведшие его к Константинополю, вторжение же в Россию было генеральной битвою, которая должна была открыть ему дорогу, если не самые ворота Константинополя, овладение которым могло бы дать ему окончательный перевес над Англиею и возможность удержать за собой Индию".
    Первая попытка Наполеона, в союзе с Россией, нанести удар по Индии относится к 1800 г., когда русский император Павел I, раздраженный провокационным поведением союзников, разрывает прежний договор с Англией, заключенный против Франции. Одновременно начинается сближение России с Францией, результатом которого является оформление русско-французского союза. Павел I согласился с наполеоновским планом совместного похода на Индию, в связи с чем на Восток выдвигается казачий корпус, состоящий из казаков Войска Донского. 26 февраля 1801 г. 41 казачий полк, общей численностью 22 тыс. человек, выступил с Дона на северо-восток. За три недели казаки прошли 700 верст. 23 марта в селенье Мечетмом Саратовской губернии командующий экспедиционным корпусом М.И.Платов получил манифест о смерти Павла I и отдал приказ о возвращении казаков на Дон. По некоторым данным корпус казачьих войск под командованием М.И.Платова дошел до верховьев р.Иргиз, т.е. территории Оренбургской губернии, откуда и был возвращен обратно.
    Вызывает сомнение тот факт, что данная военная компания против Британской Индии была действительно спланированным и подготовленным мероприятием: трудности похода через несколько тысяч километров степей, пустынь и гор без промежуточных баз, опорных пунктов, через территорию независимых государств, обладающих собственными войсками, были слишком велики и не могли быть неизвестны руководству русской армии. Скорее всего, упомянутый трехнедельный поход был последним примером авантюрной, а подчас и сумасбродной политики императора Павла I. Однако сам факт начала такого похода впервые обозначил реальную угрозу Британской Индии со стороны России, положивший начало целому направлению британской политики на Востоке, обоснованной "русской угрозой Индии".
    С 1806 г. Наполеон объявил континентальную блокаду, смысл которой заключался в полной изоляции английской экономики от Европы. Но последняя роль в удушении британской промышленности отводилась России. Именно нарушение этой блокады русской стороной и стало одной из основных причин вступления Франции в войну. Развязав ее, Наполеон, прежде всего, хотел заставить Россию присоединиться к континентальной блокаде: одним из пунктов мирного договора стало бы участие русских войск в новой экспедиции на Индию. Французский император пытается соблазнить идеей индийского похода теперь уже Александра I : "Если бы войско из 50 тыс. русских, французов, пожалуй, даже австрийцев,- писал французский император русскому 2 февраля 1808 г., - направилось через Константинополь в Азию и появилось на Евфрате, то оно заставило бы трепетать Англию и повергло бы ее к ногам материка".
    Доказательств того, что Наполеон планировал совместный поход в Индию после 1812 г., много: это свидетельства мемуаристов, письма французских солдат на родину, упоминания в переписке и активность французской дипломатии в этом направлении.
    На первый взгляд, цели Франции по овладению Индией в союзе с Россией отвечали геополитическим задачам последней, в течение столетия стремившейся к этому. Совместные действия в союзе с таким мощным государством, каким в этот период являлась Франция, по-видимому, могли привести к желаемой цели - вторжению в Индию и к ликвидации здесь господства англичан. Однако необходимо помнить, что геополитические ориентиры и цели в отношении обладания Индией у наполеоновской Франции и России были различны и реально вряд ли могли бы быть достигнуты в совместной борьбе.
    Разгром наполеоновской Франции и Венский конгресс 1815 г. стал ознаменованием не только "нового европейского порядка", но и в значительной степени - мирового, где Англия стала занимать все более явное лидирующее положение, превращаясь в "мастерскую мира".
    В геополитическом плане действия Англии в этот период выражаются в мощной широтой экспансии на Ближний и Средний Восток, в том числе и в Среднюю Азию. Основной целью Англии стало установление политического и экономического контроля над Афганистаном, Ираном, Бухарским, Кокандским и Хивинским ханствами. Первоначально для достижения этих целей был предпринят ряд разведывательных мероприятий, призванных всесторонне обеспечить будущую военную и экономическую экспансию.
    Первым свидетельством английских стремлений к установлению экономического и политического контроля над этим регионом можно считать миссии Мир-Изетуллы, а также У.Муркрофта-У Требека.
    Первая из них была направлена руководством Ост-Индской кампании в 1812 г. и представляла собой группу местных жителей, получивших специальную разведывательную подготовку в английских учебных заведениях Индии - так называемых бандитов. Они посетили Восточный Туркестан (Кашгарию), Афганистан, узбекские и таджикские княжества левобережья Амударьи, а также Кокандское и Бухарское ханства, собирая сведения об экономике и торговле, планы населенных пунктов и укреплений, устанавливали связи с правящими кругами, вели проанглийскую пропаганду.
    Еще больший интерес в плане английского проникновения в Среднюю Азию представляет миссия У.Муркрофта и д.Требека в 1820-1825 гг. Ее руководитель Уильям Муркрофт был управляющим военным коннозаводом Ост-Индской кампании в Бенгале. Формальным предлогом миссии были закупки чистокровных коней для нужд кавалерии кампании. В действительности ее целью было закрепление за Англией среднеазиатских рынков.
    Первые данные о миссии У.Муркрофта-Д.Требека появились 4 июля 1825 г. в информации Оренбургской пограничной комиссии от бухарского купца, который сообщил, что "будто бы в Бухарию прибыл английский посланник, но зачем, о том никому не известно". Более подробно о целях и задачах миссии, а также о ее трагическом итоге стало известно в Оренбурге уже в начале следующего 1826 г. Эти данные были подтверждены источниками Оренбургской пограничной комиссии и в феврале 1827 г. Посланцев Ост-Индской кампании подвела слишком большая самонадеянность в достижении политического влияния на среднеазиатских владык, что и привело к убийству У.Муркрофта в Балхе и Д.Требека в Андхое в том же 1825 г., на обратном пути из Средней Азии.
    Таким образом, первая четверть XIX в. ознаменовалась повышенным интересом Англии к территориям Среднего Востока, непосредственно прилегающим к Британской Индии с северо-запада. Этот интерес основывался в значительной степени на стратегических замыслах устройства глубоко эшелонированной обороны Индии от предполагаемого русского вторжения, а также (в меньшей степени) на экономических планах Ост-Индской кампании в приобретении новых рынков сбыта. Первый из факторов становится доминирующим во всей политике Англии в отношении России с этого периода вплоть до начала ХХ в. и даже позже - вплоть до получения Индией независимости в 1947 г. и передачи Великобританией стратегической преемственности США.

    Базовые ресурсы по теме - Основы геополитики

    присылайте тексты на obozrenie@evrazia.org

    Телепартия

    Александр Дугин: Постфилософия - новая книга Апокалипсиса, Russia.ru


    Валерий Коровин: Время Саакашвили уходит, Georgia Times


    Кризис - это конец кое-кому. Мнение Александра Дугина, russia.ru


    Как нам обустроить Кавказ. Валерий Коровин в эфире программы "Дело принципа", ТВЦ


    Спасти Запад от Востока. Александр Дугин в эфире Russia.Ru


    Коровин: Собачья преданность не спасет Саакашвили. GeorgiaTimes.TV


    Главной ценностью является русский народ. Александр Дугин в прямом эфире "Вести-Дон"


    Гозман vs.Коровин: США проигрывают России в информационной войне. РСН


    Александр Дугин: Русский проект для Грузии. Russia.Ru


    4 ноября: Правый марш на Чистых прудах. Канал "Россия 24"

    Полный видеоархив

    Реальная страна: региональное евразийское агентство
    Блокада - мантра войны
    (Приднестровье)
    Янтарная комната
    (Санкт-Петербург)
    Юг России как полигон для терроризма
    (Кабардино-Балкария)
    Символика Российской Федерации
    (Россия)
    Кому-то выгодно раскачать Кавказ
    (Кабардино-Балкария)
    Народы Севера
    (Хабаровский край)
    Приднестровский стяг Великой Евразии
    (Приднестровье)
    Суздаль
    (Владимирская область)
    Возвращенная память
    (Бурятия)
    Балалайка
    (Россия)
    ...рекламное

    Виды цветного металлопроката
    Воздушные завесы
    Топас 5