Добро Пожаловать Международное Евразийское Движение
Поиск 
 
                             

22 октября, воскресенье Новости Регионы Евразийский Союз Молодёжи Евразия-ТВ Евразийское обозрение Арктогея  

Разделы
Евразийское Обозрени
СМИ о евразийстве
Новости
FAQ
Материалы
Выступления Дугина
Интервью Дугина
Статьи Дугина
Коммюнике
Хроника евразийства
Тексты
Пресс-конференции
Евразийский документ
Геополитика террора
Русский Собор
Евразийская классика
Регионы
Аналитика
Ислам
США против Ирака
Евразийская поэзия
Выборы и конфессии
Экономический Клуб
Интервью Коровина
Статьи Коровина
Выступления Коровина
Евразийство

· Программа
· Структура
· Устав
· Руководящие органы
· Банковские реквизиты
· Eurasian Movement (English)


·Евразийская теория в картах


Книга А.Г.Дугина "Проект "Евразия" - доктринальные материалы современного евразийства


Новая книга А.Г.Дугин "Евразийская миссия Нурсултана Назарбаева"

· Евразийский Взгляд >>
· Евразийский Путь >>
· Краткий курс >>
· Евразийская классика >>
· Евразийская поэзия >>
· Евразийское видео >>
· Евразийские представительства >>
· Евразийский Гимн (М.Шостакович) | mp3
· П.Савицкий
Идеолог Великой Евразии

(музыкально-философская программа в mp3, дл. 1 час)
Кратчайший курс
Цели «Евразийского Движения»:
- спасти Россию-Евразию как полноценный геополитический субъект
- предотвратить исчезновение России-Евразии с исторической сцены под давлением внутренних и внешних угроз

--
Тематические проекты
Иранский цейтнот [Против однополярной диктатуры США]
Приднестровский рубеж [Хроника сопротивления]
Турция на евразийском вираже [Ось Москва-Анкара]
Украинский разлом [Хроника распада]
Беларусь евразийская [Евразийство в Беларуси]
Русские евразий- цы в Казахстане [Евразийский союз]
Великая война континентов на Кавказе [Хроника конфликтов]
США против Ирака [и всего остального мира]
Исламская угроза или угроза Исламу? [Ислам]
РПЦ в пространстве Евразии [Русский Народный Собор]
Лидер международного Евразийского Движения
· Биография А.Г.Дугина >>
· Статьи >>
· Речи >>
· Интервью >>
· Книги >>
Наши координаты
Администрация Международного "Евразийского Движения"
Россия, 125375, Москва, Тверская улица, дом 7, подъезд 4, офис 605, (м. Охотный ряд)
Телефон:
+7(495) 926-68-11
Здесь же в штаб-квартире МЕД можно приобрести все книги Дугина, литературу по геополитике, традиционализму, евразийству, CD, DVD, VHS с передачами, фильмами, "Вехами" и всевозможную евразийскую атрибутику.
E-mail:
  • Админстрация международного "Евразийского Движения"
    Пресс-служба:
    +7(495) 926-68-11
  • Пресс-центр международного "Евразийского Движения"
  • А.Дугин (персонально)
  • Администратор сайта


    [схема проезда]

  • Заказ книг и дисков.
    По почте: 117216, а/я 9, Мелентьеву С.В.

    Информационная рассылка международного "Евразийского Движения"

  • Ссылки



    Евразийский союз молодёжи width=

    Русская вещь width=

    Евразия-ТВ width=
    Счётчики
    Rambler's Top100



    ..

    Пресс-центр
    · evrazia - lj-community
    · Пресс-конференции
    · Пресс-центр МЕД
    · Фотогалереи
    · Коммюнике
    · Аналитика
    · Форум
    Евразийский экономический клуб

    Стратегический альянс
    (VIII заседание ЕЭК)
    Симметричная сетевая стратегия
    (Сергей Кривошеев)
    Изоляционизм неизбежен
    (Алексей Жафяров)
    Экономический вектор терроризма
    (Ильдар Абдулазаде)

    Все материалы клуба

    Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru
    Выступления Дугина | ''Вести ФМ'' | Ссориться с Белоруссией не в интересах России | Александр Дугин: ''Если это просто тупик, случайное совпадение или перебор эмоциональных реакций над геополитическим расчетом – это еще можно простить. Но если это расчет, если мы действительно начали как в эпоху 1990-х демонтировать структуру собственного влияния - тогда это уже другое. Это уже нельзя назвать просто эмоциональным всплеском'' | 17.10.2010 Напечатать текущую страницу

    Ссориться с Белоруссией не в интересах России

    Несмотря на общую некорректность Лукашенко, в конфликте с Белоруссией Россия ведет себя не сообразно своему историческому месту и своей геополитической цели

    Программа "Горячая точка" Дмитрия Киселева на радиостанции "Вести ФМ". Звуковой файл

    Отношения России и Белоруссии в последнее время резко ухудшились. Президенты двух стран обменялись колкими замечаниями. Что ждет союзное государство? Как будут развиваться отношения двух стран? Возможно ли Кремлю наладить конструктивный диалог с Александром Лукашенко? Об этом в программе "Горячая точка" Дмитрий Киселев беседовал с лидером Международного "Евразийского Движения" Александром Дугиным, гендиректором Фонда эффективной политики Кириллом Танаевым и директором исследовательских программ по России и СНГ Германского общества внешней политики Александром Раром в эфире радио "Вести ФМ".

    Дмитрий Киселев: Скажите, что же будет в российско-белорусских отношениях? Вряд ли в ближайшее время они улучшатся. Хотя, в то же время президент Медведев в своем видеоблоге заявил, что бессмысленная полоса напряжения в отношениях с Белоруссией обязательно закончится. Какова технология перемен в отношении с белорусским к лучшему?

    Александр Дугин: Я думаю, что Россия и Белоруссия, несмотря на беспрецедентное ухудшение отношений, находятся в одной и той же геополитической парадигме. И та, и другая страна выступают за суверенитет, за многополярный мир, и в целом, при всех своих отрицательных сторонах Лукашенко никогда не ставил под вопрос необходимость интеграции и укрепления союзного государства, что соответствует и нашим интересам. Поэтому при личных конфликтах руководства России и руководства Белоруссии не надо забывать, что в отличие, к примеру, от Ющенко или Саакашвили, которые геополитически противостояли и саботировали все наши инициативы на постсоветском пространстве, Белоруссия никогда не находилась в этой ситуации, что мы принадлежим к одному и тому же геополитическому семейству. Мы до сих пор союзники, друзья и единомышленники.

    Дмитрий Киселев: Да, так в этом-то весь и парадокс, когда мы с белорусским народом, конечно же, союзники и единомышленники, но с президентом Лукашенко – сейчас он наверное стоит на одной доске с Саакашвили и Ющенко в свое время, т. е. он фактически персона нон-грата для российского руководства. Как можно дружить с народом и не дружить с его руководством? Какова здесь технология?

    Александр Дугин: Но, может быть, вопрос не столько к самому Лукашенко, а к изменению нашего геополитического курса? Когда нашими противниками в такой форме были Саакашвили или Ющенко, это соответствовало четкой позиции Кремля на укрепление суверенитета и противодействия, в том числе атлантистским, или НАТОвским взглядам на структуру постсоветского пространства. Может быть, вопрос не в Лукашенко? Лукашенко кем был, тем и остался. Может, с нами что-то не так, может, мы изменились?

    Кирилл Танаев: Сейчас главный фактор, который влияет на риторику Лукашенко - это все-таки предстоящие выборы, а также то, что впервые за долгие годы белорусскому президенту не удалось добиться от России того, что он собственно хотел добиться. Известно, что в белорусском обществе, особенно в белорусской экономической и политической элите, очень важным свойством руководителя страны является способность добиваться от России определенного рода экономических преференций. В этом году Лукашенко не удалось добиться ничего, а наоборот – на протяжении всего года он во всем соглашался. С ОДКБ согласился, пытался добиться таможенных пошлин на нефть – не добился, пытался шантажировать таможенным союзом – не добился.

    Геополитическое преступление

    Долг платежом красен

    Как правильно делать олигархов



    Дмитрий Киселев: Вступил в последний момент втайне от всех.

    Кирилл Танаев: С Бакиевым влез в историю.

    Дмитрий Киселев: Бакиев уехал из Белоруссии.

    Кирилл Танаев: Абсолютно остался один, непонятый никем. Мы все время считаем Лукашенко авторитарным лидером – что хочу, то и ворочу и т. д., - на самом деле, мне кажется, что это ошибочное мнение.

    Дмитрий Киселев: Не очень-то получается.

    Кирилл Танаев: Во-первых, не получается, во-вторых – не так.

    Дмитрий Киселев: Спасибо. У нас повисло сразу много вопросов. "В какой степени мы изменились?" - я подвешиваю этот вопрос, на который Александр Гекльевич намекает, что, может, нам перестал нравиться Лукашенко, который каким был, таким и остался. С другой стороны – какова технология дружбы, если мы не дружим с руководством и т. д. К нашему разговору из Берлина подключился Александр Рар – известный немецкий политолог. Вопрос к нему простой – а как смотрится из Европы конфликт между руководством России и руководством Белоруссии при том, что народы-то дружат? Какими представляются динамика, развитие и перспективы?

    Александр Рар: Я думаю, что буду дискутировать в том тоне, который был задан вами. Европа никак по-другому не смотрит на конфликт. Вспоминается, что Лукашенко был тем человеком, который в 1990-е годы хотел объединения с Россией больше, чем тогда этого хотела ельцинская Россия. Потом при Путине все изменилось. Путин начал предлагать Белоруссии объединяться с Россией, на что Лукашенко резко ответил "Нет". Потому что лично для себя в этом реинтеграционном пространстве, в этой реинтеграции с Россией не видел места. Я думаю, что личностные факторы Лукашенко здесь играют очень большую роль. Потом, в 2007 году, он начал заигрывать с Западом. Я сам тогда брал у него интервью, помню сцену, когда он достаточно капризно говорил о том, что Россия его никак не понимает, а есть возможность сейчас работать с Евросоюзом, он очень надеялся на европейский капитал.

    Дмитрий Киселев: Спасибо, это история, мы более-менее в курсе. Меня больше интересует состояние дел и перспективы, каким все это видится из Европы.

    Александр Рар: Мне кажется, это будет качание туда-сюда. Это будет заключаться в том, что Лукашенко не сможет примкнуть к Западу, - там его не ждут, на Западе ждут изменения в Белоруссии, на Западе считают, что после Лукашенко Белоруссия может стать страной, которая выйдет из геополитического поля России, будет присоединяться к Европейскому союзу, но пока Лукашенко находится у власти, Запад ничего с Белоруссией сделать не может. Опять я подчеркиваю личность Лукашенко, она здесь играет очень большую роль, и в России, я думаю, это хорошо понимают. Пока альтернативы Лукашенко в этом направлении нет.

    Дмитрий Киселев: Спасибо, Александр.

    Александр Дугин: Господин Рар совершенно конкретно показывает, что альтернативой Лукашенко будет еще более прозападный политик, и по России…

    Дмитрий Киселев: Еще более? А сейчас он прозападный?

    Александр Дугин: Он пытается. Мы слышали, как господин Рар рассказывал, что Лукашенко, когда возникли проблемы с Москвой, действительно делал шаги в сторону Запада. Но обратите внимание – что такое белорусская оппозиция Лукашенко? Это по сути дела жесткая, проевропейская, проамериканская и русофобская позиция. Например, в фильме, который мы смотрели всю неделю – "Крестный батька" - когда идут жалобы конкретных обиженных людей, я думаю, их много и в России, и в США, обиженных властью, но задник – Белорусский народный фронт – БНФ – это структура, поддерживавшая Дудаева, это структура гиперрусофобская, т. е. мы своими руками пытаемся сместить или помочь смещению Лукашенко, и расчищаем путь для более антироссийского, антиславянского, прозападного, проамериканского политика. Я считаю, что мы просто пилим сук, на котором сидим.

    Дмитрий Киселев: Я правильно вас понял, что Россия здесь фактически в тупике.

    Александр Дугин: Если это просто тупик, случайное совпадение или перебор эмоциональных реакций над геополитическим расчетом – это еще можно простить. Но если это расчет, если мы действительно начали как в эпоху 1990-х демонтировать структуру собственного влияния - тогда это уже другое. Это уже нельзя назвать просто эмоциональным всплеском. На мой взгляд, Путин при всех проблемах с Лукашенко держал себя в руках, держался от эмоциональных взрывов, не выкидывал мусор на поверхность. Нужно ли это делать сейчас, для чего мы это делаем?

    Дмитрий Киселев: Во-первых, мусор на поверхность выкинул Лукашенко в своем интервью российским СМИ, буквально хамским образом говорил о российском руководстве и т. д.

    Александр Дугин: Ну разве это младший брат? А мы нуждаемся в Белоруссии. Надо подчас закрывать глаза. Что говорят проамериканские силы иногда о США? Американцы знают, когда ответить, когда промолчать. Нам Белоруссия нужна, и Лукашенко нам нужен. И вот из этого нужно исходить, что бы он ни вытворял.

    Кирилл Танаев: Мне кажется, что в отношениях между Россией и Белоруссией, как с одной, так и с другой стороны, превалирует в значительной степени экономический подход. Белоруссия очень часто, и Лукашенко – блестящий мастер этого искусства – пользовались политической и идеологической риторикой для того, чтобы получать вполне конкретные экономические преференции. Одновременно с этой риторикой идет абсолютно нормальный экономический процесс. Поэтому здесь вопрос неоднозначный.

    Дмитрий Киселев: Спасибо большое. В студии у нас в гостях по телефону из Берлина Александр Рар, директор берлинского центра по изучению России, Украины, Белоруссии и Средней Азии, ну а в студии Александр Дугин и Кирилл Танаев. И все же у России нет более вариантов, как полюбить Лукашенко таким, каким он есть, который ведет себя по-хамски, который использует фактически антироссийскую риторику накануне выборов у себя в стране, у нас вариантов нет и мы должны соглашаться, мол, торговля идет – хорошо, ну а он какой есть, такой и есть, потому что если мы от него откажемся или поведем себя некорректно, либо не поддержим его откровенно на выборах, либо не признаем легитимность его выборов в Белоруссии, то расчистим дорогу совсем неприемлемым силам для России. По крайней мере, такую мысль высказал Александр Дугин. Вы согласны, Александр, что у России здесь нет хороших решений?

    Александр Рар: Я думаю, что господина Дугина нужно слушать, потому что он правильно оценивает ситуацию. Что касается отношения России к Лукашенко, то я думаю, что это похоже на какую-то политику, которую Медведев раскручивает со всеми своими недругами. С одной стороны – посмотрите, что случилось с Лужковым, его же 80-90% москвичей любили, сейчас 50% потеряли доверие после той кампании, которая была направлена против него. Правильно – неправильно – будет судить история. Но то же самое руководство считает необходимым делать в адрес Лукашенко в Белоруссии. Прочистит поле другим политикам или изменит политику – все может быть. Конечно Лукашенко потеряет очень много голосов на следующих выборах, потому что идет массивная, упорная, я не скажу пропаганда, но российское влияние очень сильное и люди, конечно, будут прислушиваться к мнению российского руководства, и я думаю, что многие не проголосуют из-за этого за Лукашенко. Я хочу подчеркнуть, что здесь громадное значение играет личный фактор: Лукашенко нужно дать возможность не потерять лицо. Ему нужно предложить какую-то должность, какой-то рейтинг в интеграционном механизме или какой-то модели, которая будет создаваться на постсоветском пространстве, чтобы он не чувствовал себя выброшенным из истории. Нужно подумать, что это будет за пост, я думаю, что на это Лукашенко может согласиться и тогда реинтеграционные процессы могут идти дальше, но в них должны участвовать не только россияне и Белоруссия, но и Украину и Казахстан можно к этой проблеме более четко привлекать.

    Дмитрий Киселев: Спасибо. Интересно, что вы прямо-таки сравнили его с Лужковым, но собственно то же самое сделал и сам Лукашенко, сравнив собственные преследования, здесь я ставлю кавычки, со стороны российского руководства, с преследованием (здесь тоже кавычки) некоторых региональных лидеров России. Вы прямо совпадаете, Александр, с Лукашенко, в своих параллелях и ассоциациях. Ну, а что касается поста, у Лужкова сейчас есть пост, он сейчас завкафедрой международного университета в Москве. Вы считаете, что и Лукашенко должен где-то преподавать, стать профессором. Возьмете его?

    Александр Рар: Нет, это же очень серьезный вопрос: Лукашенко может требовать больше, чем Лужков. Лужкова убрали - и все, а Лукашенко считался очень долго отцом нации, а не такого города, как Москва. Я думаю, нужно дать человеку выйти из положения, показать лицо. Я думаю, это умная политика и она приведет результату.

    Дмитрий Киселев: Мы это услышали, что Лукашенко надо дать шанс спасти лицо, я знаю, что вы торопитесь, спасибо за участие в нашей программе. Предложение Алелександра Рара дать Лукашенко возможность спасти лицо. Насколько оно своевременно и насколько оно исполнимо?

    Кирилл Танаев: Мне кажется, что в этом году у Александра Григорьевича вообще какие-то сплошные сбои. Он все время себя с кем-то сравнивает. Есть такая точка зрения, что и с Бакиевым он начал историю после того, как в белорусской оппозиционной прессе начался разговор – а может и нам так же? Потому что впервые за 20 лет ни один лидер советских стран не поддержал незаконно в сущности свергнутого лидера страны, кем был вполне легитимный Курманбек Бакиев. А результат известен. Сейчас он за Лужкова, там, правда, более сложные связи, все-таки Москва и семейство Батуриной - крупные инвесторы в экономику Белоруссии, и отношения там гораздо более глубокие. Безусловно, из такого рода кризисов нельзя выходить, не давая возможности своему оппоненту, в данном случае спасти свое лицо. Но я не думаю, что это возможно до выборов, которые будут довольно скоро – в декабре.

    Дмитрий Киселев: Они будут действительно 19 декабря, но какой смысл давать ему спасать лицо после выборов, когда он будет на белом коне, победит и скажет – ну что, съели?

    Кирилл Танаев: Мне кажется, что сейчас вряд ли вообще кто-то сомневается в том, что он наберет большинство.

    Дмитрий Киселев: Тогда почему это нужно делать после выборов?

    Кирилл Танаев: А просто до этого риторика в той же Белоруссии не позволит им…

    Дмитрий Киселев: …ему самому спасти свое лицо.

    Кирилл Танаев: …в рамках этого конфликта, потому что в таком случае потеряем лицо мы.

    Александр Дугин: Мы уже, мне кажется, потеряли лицо и теряем его, потому что любая политическая кампания по дискредитации того или иного лидера, либо наоборот, по его поддержке, должна иметь цель. Я не вижу в этой кампании цели. Мне было все понятно в отношении нашей политики по отношению Саакашвили и Ющенко. Мы противостояли персонажам, олицетворявшим курс, противоположный нашему. И тогда уже все их эксцессы были им предъявлены, т. е. все их минусы. Когда мы имеем дело с геополитическим союзником, его эксцессы затушевываются, принижаются, смягчаются. Сейчас мы их выпячиваем. Какую мы ставим цель? Я рациональней цели кроме как эмоционального ответа на оскорбление в какой-то коммунальной ситуации, не вижу. Есть разные примеры у писателя Хейзинга, как рыцари отвечали, когда они входили в бунтующую деревню с дамами, проезжая с охоты, местные серфы-крестьяне забрасывали их удобрениями и чем попало. Они проезжали сквозь это спокойно и лишь потом, добравшись до замка, не прерывая светский разговор, отправляли своих слуг в эту деревню для того чтобы ее больше не было. На мой взгляд, мы вступили в конфликт, который унижает Россию, наше руководство и ведем себя унизительно, т. е. нас кто-то оскорбил в трамвае и мы вступили по полной программе в перепалку, которую нам навязали, на уровне, который абсолютно не наш, не соответствует ни великой стране, ни великим политическим деятелям. И главное – мы, вступив в нее, по сути дела не решаем никакой цели. К чему приведет эта стратегия по дискредитации Лукашенко. Я тоже уверен, как господин Танаев, что его выберут и нам придется иметь с ним дело, но только в демонизированном виде нам придется с ним считаться. Мы сами себя загоняем в угол. Я бы со стороны российского руководства эту тему снял. У нас люди быстро забывают. Это как у Оруэлла – сегодня Лукашенко такой, завтра он будет прекрасный. Забыть, снять, прекратить эту тему, потому что это было принципиально наносит нам самим краткосрочные и долгосрочные убытки. Мы ввязались в ситуацию, из которой нам нужно как можно быстрее выходить с минимальными потерями. Прекратить! Четвертую серию посмотрели, все – выключаем – и забыли. Для русского народа и для белорусов в большей степени - мы друг другу безразличны сегодня. Это вещи не первой значимости. Не надо убеждать – хороший или плохой президент Лукашенко.

    Дмитрий Киселев: У нас знают это.

    Александр Дугин: Кто знает, кто не знает… Кому надо – они знают, кому не надо – они все равно ничего не узнают, им все безразлично. Для российского общества это не первоочередная задача – Лукашенко. Забыть и развязать себе руки для проведения любой политики в отношении Белоруссии, не включая сюда массовый истерический фактор.

    Дмитрий Киселев: Надо как с ребенком – если вы с ним общаетесь, вы имеете шанс им управлять. Если не общаетесь – то возможности влиять на него нет.

    Александр Дугин: Это как хулиган, который сует пальцы в розетку. Выгоню-ка я его из дома, ему пять лет. Младший брат.

    Кирилл Танаев: Слава Богу, на уровне правительства работа не прекратилась. Меня интересовала тема, как идут дела по ЕЭП, я спрашивал у ЕврАзЭС, т. к. в ноябре должен быть представлен внушительный проект документов. Идет нормальная работа.

    Александр Дугин: Вот это здравый, прагматичный подход.

    Кирилл Танаев: Слава Богу, что ветры дуют наверху, а вот на уровне правительств, на уровне ведомств.

    Дмитрий Киселев: Может, это и правильно. Добрый следователь – злой следователь. Разыгрывают спокойненько…

    Кирилл Танаев: Возможно, да.

    Александр Дугин: Злой, только мне кажется, себе больше зла делает.

    Дмитрий Киселев: Согласованное распределение ролей.

    Дмитрий Киселев: У нас в студии Кирилл Танаев, гендиректор Фонда эффективной политики, политолог, и Александр Дугин, завкафедрой социологии и международных отношений социологического факультета МГУ им. Ломоносова. Понятно, что мы говорим о Белоруссии, поскольку это наверное и есть самая горячая тема уходящей недели. Впереди там выборы, если я не ошибаюсь, 19 декабря, и уже проскальзывают некие мотивы или зондаж, что Россия якобы может не признать легитимность этих выборов. Велика ли вероятность этого?

    Кирилл Танаев: Все зависит от того, как они пройдут. Сейчас идут репортажи из Минска, там уже ощущаются пристальные взгляды из России к выборам, там идет вполне свободная агитация, люди общаются. Я считаю, что от этого есть некоторый плюс, т. к. хорошо, когда в системе есть другие точки зрения. Конечно, с точки зрения российского интереса они неприемлемы, но с позиции белорусского общества присутствуют разные точки зрения.

    Дмитрий Киселев: Вы говорите, что все зависит от того, как они пройдут. Наверное, они пройдут в основном так же, как они проходили всегда. Минимальная коррекция…

    Кирилл Танаев: Не факт! Я думаю, что в администрации президента Белоруссии люди сидят с головой, вряд ли их можно заподозрить в том, что они круглые идиоты, им достаточно провести честные и открытые выборы, чтобы выиграть на них. Другое дело, что Александр Григорьевич уже ставит свои рамки, говоря, что он наберет две трети – это он зря делает, с моей точки зрения.

    Дмитрий Киселев: Такой спорт у него.

    Кирилл Танаев: И оппонентов своих обзывать врагами народа – это тоже нехорошо. Но вообще я не вижу для него большой проблемы как для политика.

    Дмитрий Киселев: Но теоретически вы считаете, что признание или непризнание зависит от того, как пройдут эти выборы? Если они пройдут, как в прошлые разы, то мы можем и не признать – вы это хотите сказать?

    Кирилл Танаев: Я думаю, что у нас будут какие-нибудь сильные оговорки. Я сомневаюсь, что это какой-то домоклов меч с точки зрения того, что мы не признаем выборы – и до свидания, но что дальше? Лукашенко на это уже отреагировал, он сказал, - не признаете, ну мы и выйдем из всех этих организаций… Как вы будете со мной встречаться?

    Дмитрий Киселев: Лукашенко сейчас может позволить себе говорить с нами с позиции силы. Здесь я ставлю три вопросительных знака.

    Александр Дугин: На мой взгляд, Лукашенко в значительной степени ограничен в своих действиях, поэтому он от России зависит, Россия зависит от него, и в этом отношении наши формы использования силы достаточно ограничены – и у Минска, и у Москвы. Мы в данном случае дошли до максимальности использования силового потенциала, дальше у нас есть путь только назад. Мы дошли до тупика.

    Дмитрий Киселев: У Лукашенко тоже силовой потенциал повышаться не может? У него еще есть ресурсы?

    Александр Дугин: Нет, я думаю, что он тоже не будет. Он, как ни странно, сейчас заинтересован только в одном: в нормализации отношений с Россией. И мы заинтересованы только в одном: в нормализации отношений с Лукашенко, а не с Белоруссией.

    Кирилл Танаев: Но заметьте – Путина-то он поздравил с днем рождения, а мог бы нет!

    Дмитрий Киселев: Но он поздравил так, что это выглядело как некое хамство, во-первых, президент не поздравляет премьера, что формально является нарушением международного протокола, т. е. это тоже был некий "укол". И не поздравил демонстративно президента Медведева.

    Кирилл Танаев: Это правда, но он этого мог не делать вообще.

    Дмитрий Киселев: Но он это сделал именно так, как хочется потом услышать источник из администрации президента, что не надо вбивать клин туда, куда его не нужно вбивать.

    Александр Дугин: Мы сами заставляем Лукашенко это делать. У нас есть возможность вести себя и в отношении к Лужкову, и в отношении к Лукашенко достойно, избегая, чтобы в тандем кто-то что-то куда-то вбивал. Американцы и многие другие их сторонники вбивают здесь уже три года спокойно и совершенно методично этот клин, еще как только был назначен преемником Медведев. И тандему ничего от этого, что его пытаются разрушить. Если его стали атаковать с другой стороны, и пытаются больше влиять уже на Путина, чем на Медведева – ничего страшного. Тандем крепок как никогда, он выдержит все.

    Дмитрий Киселев: Александр Гельевич, мы сейчас обсуждаем не тандем, что он сейчас крепок, как никогда, а то, что Лукашенко пытается вбивать. Когда вы говорите, что он поздравил, и пытаетесь интерпретировать это как некую форму вежливости, на самом деле это не форма вежливости, а это еще один двусмысленный шаг со стороны Лукашенко, который трудно назвать дружественным.

    Кирилл Танаев: Я бы сравнил то, что происходит с определенной игрой в го. Игроки расставляют камешки на разных точках площадки, обозначая некоторые территории. В данном случае я не думаю, что у Лукашенко есть очень большой ресурс дальнейшего ухудшения отношений. Куда?

    Дмитрий Киселев: Но он же сказал, что выйдет отовсюду, откуда возможно.

    Кирилл Танаев: Ну, при определенных обстоятельствах. А если он будет загнан в угол, тогда посмотрим. Он вообще много чего говорит. Часто противоречит сам себе, и вообще любит отказываться от своих слов. В этом смысле президент Медведев к нему справедливую претензию имеет.

    Дмитрий Киселев: А можно ко всему этому отнестись с юмором и просто не замечать этого? Или как-то отшутиться…

    Кирилл Танаев: Вообще большая страна по отношению к малой стране так и должна себя вести.

    Александр Дугин: Я полностью согласен с господином Танаевым: есть различие масштаба. Когда-то надо отвечать адекватно, с сильным надо быть внимательным в разговоре, с более слабым надо разговаривать снисходительно. Основные моменты, которые мы предъявляем сейчас Лукашенко, рикошетом могут быть подхвачены теми, кто хотел бы нанести удар и ущерб по имиджу нашей собственной страны. Понятно, что это несопоставимые вещи. Но определенной спецификой переходного периода общая парадигма отношения с Западом, которые напряжены и у нас – это надо смотреть правде в глаза – и у Лукашенко, является поводом, чтобы поддержать те силы, которые хотели бы эти же претензии – типологически – оправданы они или нет – я сейчас об этом не говорю – тот же самый набор предъявить нашему собственному государству. Мы укоряем Лукашенко, что он не поддерживает Осетию и Абхазию – но это прозападный ход с его стороны.

    Дмитрий Киселев: Мы укоряем его не за то, что он не поддерживает, а укоряем в том, что он не держит слова. Обещал, но не сделал, причем прилюдно обещал.

    Александр Дугин: Это политика! В политике никто никогда не держит никаких слов. И не держал. Мы, начиная с древности, включая самые последние политические периоды, сталкиваемся только с одним – в политике, как в бизнесе – если человек не будет обманывать и нарушать свои обязательства в бизнесе, он прогорит, он будет лохом. Бизнес – это форма обмана.

    Кирилл Танаев: Мне кажется, что Макиавелли с этим не очень согласен. Так себя ведет и Саакашвили.

    Александр Дугин: Саакашвили понятно, почему.

    Дмитрий Киселев: И с Лукашенко тоже. Он не хочет, чтобы его обманывали публично, а потом говорили, что так не было.

    Кирилл Танаев: Во всяком случае, попробую предложить вам такую формулу: один из моих учителей говорил – никогда не ругайтесь с дворниками и официантами, всегда проиграете. По этому принципу нам не стоит ругаться и с Лукашенко, я не хочу сказать, что Лукашенко дворник или официант, я просто хочу подчеркнуть несоразмерность партнеров и не надо сюда влезать.

    Александр Дугин: Это великая Россия и небольшая Белоруссия со своими особенностями. Надо быть толерантными – раз, надо на что-то закрывать глаза, особенно если это выгодно нашим геостратегическим интересам, и надо ставить, на мой взгляд, достоинство страны и свои собственные интересы выше всего, и ни на что другое не обращать внимания. Либо обращать, на как-то за спиной, тихонечко. Ведь можно было создать неприятность Лукашенко в ответ за его…

    Кирилл Танаев: На место точно надо поставить.

    Александр Дугин: Правильно. Форма, а формы в политике тоже имеют огромное значение.

    Дмитрий Киселев: Поставили сейчас на место или нет? Нет. Тогда, Кирилл, как поставить на место? Какая технология?

    Кирилл Танаев: Я не демиург в этом вопросе. Вообще у президентов существуют разные способы ставить друг друга на место между собой. Есть способы, когда ставит на место третий человек, но тот, которого ставят на место, понимает, почему его поставили, и т. д. Но я не думаю, что нынешний совсем уж плох, потому что он соответствует политическому "я" Дмитрия Медведева, которого курируют не столько вовне, сколько изнутри.

    Дмитрий Киселев: Этот разговор трудно завершить, его можно только прекратить, что мы и делаем, поскольку наше время закончилось.

     

     

     

    Архивы Евразии

    17.10.2007 - Вотум староверия - Александр Дугин: "В истории церкви были и разбойники, и убийцы, которые впоследствии становились монахами"

    Телепартия

    Александр Дугин: Постфилософия - новая книга Апокалипсиса, Russia.ru


    Валерий Коровин: Время Саакашвили уходит, Georgia Times


    Кризис - это конец кое-кому. Мнение Александра Дугина, russia.ru


    Как нам обустроить Кавказ. Валерий Коровин в эфире программы "Дело принципа", ТВЦ


    Спасти Запад от Востока. Александр Дугин в эфире Russia.Ru


    Коровин: Собачья преданность не спасет Саакашвили. GeorgiaTimes.TV


    Главной ценностью является русский народ. Александр Дугин в прямом эфире "Вести-Дон"


    Гозман vs.Коровин: США проигрывают России в информационной войне. РСН


    Александр Дугин: Русский проект для Грузии. Russia.Ru


    4 ноября: Правый марш на Чистых прудах. Канал "Россия 24"

    Полный видеоархив

    Реальная страна: региональное евразийское агентство
    Блокада - мантра войны
    (Приднестровье)
    Янтарная комната
    (Санкт-Петербург)
    Юг России как полигон для терроризма
    (Кабардино-Балкария)
    Символика Российской Федерации
    (Россия)
    Кому-то выгодно раскачать Кавказ
    (Кабардино-Балкария)
    Народы Севера
    (Хабаровский край)
    Приднестровский стяг Великой Евразии
    (Приднестровье)
    Суздаль
    (Владимирская область)
    Возвращенная память
    (Бурятия)
    Балалайка
    (Россия)
    ...рекламное
    Виды цветного металлопроката