Добро Пожаловать Международное Евразийское Движение
Поиск 
 
                             

24 октября, вторник Новости Регионы Евразийский Союз Молодёжи Евразия-ТВ Евразийское обозрение Арктогея  

Разделы
Евразийское Обозрени
СМИ о евразийстве
Новости
FAQ
Материалы
Выступления Дугина
Интервью Дугина
Статьи Дугина
Коммюнике
Хроника евразийства
Тексты
Пресс-конференции
Евразийский документ
Геополитика террора
Русский Собор
Евразийская классика
Регионы
Аналитика
Ислам
США против Ирака
Евразийская поэзия
Выборы и конфессии
Экономический Клуб
Интервью Коровина
Статьи Коровина
Выступления Коровина
Евразийство

· Программа
· Структура
· Устав
· Руководящие органы
· Банковские реквизиты
· Eurasian Movement (English)


·Евразийская теория в картах


Книга А.Г.Дугина "Проект "Евразия" - доктринальные материалы современного евразийства


Новая книга А.Г.Дугин "Евразийская миссия Нурсултана Назарбаева"

· Евразийский Взгляд >>
· Евразийский Путь >>
· Краткий курс >>
· Евразийская классика >>
· Евразийская поэзия >>
· Евразийское видео >>
· Евразийские представительства >>
· Евразийский Гимн (М.Шостакович) | mp3
· П.Савицкий
Идеолог Великой Евразии

(музыкально-философская программа в mp3, дл. 1 час)
Кратчайший курс
Цели «Евразийского Движения»:
- спасти Россию-Евразию как полноценный геополитический субъект
- предотвратить исчезновение России-Евразии с исторической сцены под давлением внутренних и внешних угроз

--
Тематические проекты
Иранский цейтнот [Против однополярной диктатуры США]
Приднестровский рубеж [Хроника сопротивления]
Турция на евразийском вираже [Ось Москва-Анкара]
Украинский разлом [Хроника распада]
Беларусь евразийская [Евразийство в Беларуси]
Русские евразий- цы в Казахстане [Евразийский союз]
Великая война континентов на Кавказе [Хроника конфликтов]
США против Ирака [и всего остального мира]
Исламская угроза или угроза Исламу? [Ислам]
РПЦ в пространстве Евразии [Русский Народный Собор]
Лидер международного Евразийского Движения
· Биография А.Г.Дугина >>
· Статьи >>
· Речи >>
· Интервью >>
· Книги >>
Наши координаты
Администрация Международного "Евразийского Движения"
Россия, 125375, Москва, Тверская улица, дом 7, подъезд 4, офис 605, (м. Охотный ряд)
Телефон:
+7(495) 926-68-11
Здесь же в штаб-квартире МЕД можно приобрести все книги Дугина, литературу по геополитике, традиционализму, евразийству, CD, DVD, VHS с передачами, фильмами, "Вехами" и всевозможную евразийскую атрибутику.
E-mail:
  • Админстрация международного "Евразийского Движения"
    Пресс-служба:
    +7(495) 926-68-11
  • Пресс-центр международного "Евразийского Движения"
  • А.Дугин (персонально)
  • Администратор сайта


    [схема проезда]

  • Заказ книг и дисков.
    По почте: 117216, а/я 9, Мелентьеву С.В.

    Информационная рассылка международного "Евразийского Движения"

  • Ссылки



    Евразийский союз молодёжи width=

    Русская вещь width=

    Евразия-ТВ width=
    Счётчики
    Rambler's Top100



    ..

    Пресс-центр
    · evrazia - lj-community
    · Пресс-конференции
    · Пресс-центр МЕД
    · Фотогалереи
    · Коммюнике
    · Аналитика
    · Форум
    Евразийский экономический клуб

    Стратегический альянс
    (VIII заседание ЕЭК)
    Симметричная сетевая стратегия
    (Сергей Кривошеев)
    Изоляционизм неизбежен
    (Алексей Жафяров)
    Экономический вектор терроризма
    (Ильдар Абдулазаде)

    Все материалы клуба

    Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru
    Тексты | ''Военная мысль'' | Идеал воина | 02.10.2005 Напечатать текущую страницу
    Военная мысль Идеал воина

    Релевантные ссылки:

    Русский Орден (актуальность новой опричнины)

    Без идеи России не будет

    Идеал воина

    Опубликовано в военно-теоретическом журнале "Военная мысль" № 8 (август 2005)

    Россия за многовековую свою историю, защищаясь от могущественных завоевателей, одерживала выдающиеся победы в конечном счете благодаря превосходству своих воинов. Наиболее ярко это проявилось в годы Великой Отечественной войны, в Великой Победе 1945 года. И в современных боевых действиях успех в решающей степени определяется высокими качествами человека-воина, применяющего сложное и могучее оружие. Такой воин не рождается сам по себе, а кропотливо и целеустремленно формируется руководством страны, народом, вооруженными силами. Огромную роль здесь призван играть принятый идеал воина.

    Категория "идеал", являясь инструментом идеологии, обладает огромной силой в познании и преобразовании социальной действительности. К сожалению, у нас в военной идеологии данная категория не используется - преимущественно из-за недостаточной исследованности, трудности применения, отсутствия методологического и методического опыта в практической разработке идеала армии, воина, офицера.

    В. Даль определил идеал как "мысленный образец совершенства чего-либо в каком-либо роде; первообраз, прообраз, началообраз; образец-мечта". Социологическая энциклопедия трактует идеал как "идеальный образ, имеющий нормативный характер, в общественной жизни - Совершенная, эталонная форма явления или процесса, высшая, конечная цель деятельности, стремлений, ориентации, определяющая, способ мышления и деятельности субъекта".

    Отметим ряд черт идеала. Это образ, т. е. отражение объектов внешнего мира в человеческом сознании, чувственное (например, художественный образ в искусстве) или умственное (категории науки, идеологии). Но не просто созерцательное (зеркальное), а творчески переработанное в соответствии с желанием человека изменить объект. Идеал воина - это потребное, желаемое развитие его качеств и способностей, которое еще надо достичь. Он различен в представлениях разных социально-политических субъектов, ибо представляет собой элемент их идеологии, а его осуществление есть дело не столько технологическое, сколько идейно-политическое, выражающее коренные интересы государства, общества, социальной группы, партии.



     

     

     

    Архивы Евразии

    02.10.2003 - Выступление старообрядческого Епископа курского Аполлинария на Евразийском форуме

    Идеал отражает образ перспективного воина не фрагментарно, а целостно, как систему (комплекс) качеств (социально-демографических, социально-политических, духовно-идеологических, военно-профессиональных, морально-боевых и др.), их связи и взаимодействия; необходимые условия и средства, этапы, программы, критерии и показатели реализации. В идеале воин берется в неразрывной связи с оружием и техникой, находящимися в его руках, в единстве материальных и духовных сил.

    Не надуманный, а жизненный идеал воина черпается из трех источников: из опыта, деяний и облика героических воинов прошлого; того нового, что появляется в качествах лучших воинов настоящего, а также из футурологических обоснований развития их способностей применительно к будущим условиям и потребностям. Конкретное его содержание определяется эволюцией исторических условий, содержания войны, вооруженной борьбы, политикой и военными задачами государства.

    Ведущая роль идеала объективно определяется целеполагающим характером деятельности людей. "Паук совершает операции, напоминающие операции ткача, и пчела постройкой своих восковых ячеек посрамляет некоторых людей-архитекторов. Но и самый плохой архитектор от наилучшей пчелы с самого начала отличается тем, что, прежде чем строить ячейку из воска, он уже построил ее в своей голове. В конце процесса труда получается результат, который уже в начале этого процесса имелся в представлении человека, то есть идеально". Утвердившись в сознании как цель, идеал обретает некую власть, начинает управлять людьми, направлять и регулировать их действия.

    Идеал воина, принятый государством, должен стать нормой, воплотиться в обязательные установки, закрепленные в руководящих документах, уставах, наставлениях, директивах и приказах, выступлениях высших должностных лиц. Тогда он обретает статус общего ориентира, цели, задачи и программы строительства армии, обучения и воспитания личного состава, внутренним императивом, критерием оценки хода совершенствования воина.

    Острейшая необходимость безотлагательной разработки идеала воина для нынешней России порождена следующим. Во-первых, нарастанием военных опасностей, стремлением многих государств "революционировать человеческий фактор войны" и даже обеспечить абсолютное превосходство своего воина (проекты США "Будущий воин-2025", КНР - иметь воинов, не уступающих западным профессионалам). В американской военной концепции указывается: теперь не менее важно хорошо подготовить солдата, чем иметь авианосец или бомбардировщик-"невидимку". Во-вторых, отставанием в развитии нынешнего российского воинства, утратой им ряда ценных черт предыдущих поколений, негативными тенденциями в его социально-политической и боевой эволюции. Многие ученые, указывая на них, отмечают уродливую деполитизацию, глубокое вырождение настоящих военных, "отказ и бегство их от войны", неготовность к ней; массовую "перековку" офицеров в новый тип клерков (чиновников), мещан; общее снижение способности к подвигу, любовь к комфортному быту, спокойной жизни и т. п. Наконец, острота проблемы формирования идеала воина для России обусловлена кардинальными изменениями внутренней жизни, сменой социально-политического и экономического строя, политики и идеологии, типа армии и типа воина. Прошлые идеалы отвергнуты, а новые не созданы, что порождает неопределенность в военной практике.

    Формированием идеала воина издревле занимались выдающиеся мыслители, политики и военачальники. Еще древнегреческий философ Платон (V-IV вв. до н. э.) отмечал, что хороший воин отличается величайшим старанием, остротой чувств, мужеством, виртуозным владением оружием, превосходным умением сражаться и побеждать; он "должен быть и философствующий (т. е. любознательный)", другими словами, обладать широким кругозором и творческим складом ума. Философ и полководец Ксенофонт отмечал, что идеальный воин формируется идеальной же системой обучения и воспитания. Он сам разрабатывал теории и программы "общественного и личного воспитания" воинов в соответствии с идеалом. Поучительны здесь идеи и опыт Аристотеля. В формировании идеала воина во все времена большую роль играли героические образы из исторических повествований, классической литературы и поэзии.

    В России разработкой идеала воина и проведением его в жизнь применительно к своим целям занимались Петр I, Г. Потемкин, А. Суворов, М. Кутузов и др. Особенно велик вклад А.В. Суворова, который обобщил все ценное в военной истории, разработал подлинно новаторский идеал и систему формирования "лучшего воина" - "чудо-богатыря", не знавшего преград на пути к победе, поднявшегося в воинских подвигах выше всего известного на Западе и на Востоке. В "Науке побеждать", а также в двух письмах-наставлениях он нарисовал образ истинного героя - идеал, который ему самому служил путеводной звездой в жизни.

    Сам он, являясь живым примером для русского воинства, имел полное право призывать своих потомков следовать его образцу - "до издыхания быть верными Отечеству, избегать роскоши, праздности и корыстолюбия, искать славы через истину и добродетель".

    В советское время много и плодотворно занимались развитием идеала воина нового типа М. Фрунзе, С. Гусев, А. Снесарев, К. Ворошилов и др. Этот идеал, основы которого были разработаны в середине 20-х годов прошлого века, показывал, каким должен был стать советский воин в ходе развития страны с точки зрения социально-политического облика, материально-технической вооруженности, боевой выучки, духовно-нравственных и психологических сил, чтобы быть не только на уровне лучших мировых образцов, но и превзойти их.

    Принципиально новыми были установки на формирование политически сознательного и преданного новому строю воина-гражданина, высоко культурного человека, горячего патриота и интернационалиста, приверженного лучшим и самым благородным нормам морали, самоотверженно-героического в сочетании с его "максимальной военной квалификацией", оснащением лучшим оружием, умением мастерски применить его, сделать рядового солдата отличным военным специалистом, подготовленным на уровне младшего командира, "полуофицера". Осуществление этой установки дало воина-победителя в Великой Отечественной войне, надежного защитника страны и союзных государств, мира во всем мире.

    Формирование идеала воина, соответствующего духу нового времени, требует осмысления того, что делается в мире в этом направлении.

    Многие полагают, что в армии США, ее воинстве воплощен наивысший идеал. Распространению такого взгляда способствовали военные кампании США против "Талибана" (2001) и Ирака (2003), которые оцениваются как прототипы военных столкновений будущего и в которых довольно рельефно проявились новые боевые и морально-психологические черты американского воинства. Сами американцы говорят об этом в восторженных тонах: наши солдаты не имеют равных на поле боя под огнем; "наделены волшебной силой, почти как джин из лампы Аладдина"; в Ираке они "были не просто центурионами, а представляли собой новый тип центуриона"; им не страшен ни один потенциальный противник.

    Казалось бы, достигнут предел. Но американцы устремлены в будущее и вырабатывают идеал воина на 25, 50 и даже 100 лет вперед. Речь идет о новом революционном сдвиге в развитии всего военного дела, вооруженных сил и их личного состава, подъеме их на абсолютно недосягаемый для других уровень. Планируются три новых переворота (революции) для достижения "исключительного технологического преимущества вооружения"; оптимизации военных расходов; улучшения управления персоналом в целях "достижения исключительного высокого боевого духа американских военнослужащих". Подчеркивается, что во всех этих делах "люди значат больше всего", что при лучших на свете технологиях и менеджменте эффективность армии все больше зависит от качества и готовности воинов. "Революция в управлении личным составом" включает: подбор кадров, обучение, тренировки и политику "удерживания" профессионалов.

    Анализ разнообразных источников позволяет представить себе идеал воина, который США намереваются осуществить в течение нескольких десятилетий. Вот некоторые его черты. Воин будет формироваться из самого высококачественного "человеческого материала". Комплектовать армию будут "не исключенными из школ неизвестно в какой глубинке согласно сложившемуся стереотипу, а умными, с четкой мотивацией, патриотически настроенными юными американцами, самыми лучшими и самыми яркими". В армии будет поощряться и обеспечиваться, чтобы каждый военнослужащий повышал образование в колледже, институте или университете (с использованием дистанционных систем обучения для находящихся за рубежом и в море).

    Будущий воин США видится более глубоко осознающим превосходство ценностей американского общества, более политизированным и идеологизированным, уверенным в правоте и безупречной моральности действий армии США, считающим службу и воинский долг более значимыми, чем собственная личность, готовым рисковать своей жизнью ради американских интересов, идей и веры, нацеленным искать и уничтожать врагов, участвовать в сражениях и побеждать. Его деятельность должна быть "высокомотивированной" материально, но прежде всего духовно-нравственно. Он и члены его семьи должны быть обеспечены так, чтобы быть полностью удовлетворенными условиями жизни, ибо от этого зависит высокая боевая готовность армии.

    Военный профессионализм такого воина, боевая выучка, натренированность на учениях "небывалого уровня реализма сражений", т. е. его боевые качества должны стать значительно более высокими по сравнению с нынешним состоянием. Считается, что профессионализм, достигнутый тяжелыми усилиями, является очень хрупким активом, его нельзя приобрести раз и навсегда, и он не знает предела. Поэтому для движения вперед потребуется "постоянная революция" в обучении и воспитании. "Мы должны делать намного больше, чтобы развить "человеческий потенциал" армии", - полагают в США.

    Нельзя пройти и мимо организационно-методической стороны разработки идеала воина в США. Разработка идеала "универсального воина" осуществляется специально созданным центром, широко использующим методы моделирования, прогнозирования и "идеализации", проводящим научные конференции, публикующим специальные материалы. Такая работа имеет целью уже в ближайшее время реализовать научно обоснованный идеал воина, лишенного недостатков, которые имеются у нынешнего воинства. Например, война в Ираке еще раз выявила "слишком острую" восприимчивость солдат к потерям, стремление после окончания боевых операций быстрее вернуться домой, уклонение от функций оккупантов, неготовность к участию в преобразовании жизни "освобожденной страны". Но следует подчеркнуть, что главное в разработке нового идеала воина в США - не преодоление имеющихся недостатков, а перспективные цели, связанные с новой политикой безопасности, эволюцией военного дела.

    Теперь на Западе мало кто судит о контрактниках по принципу: тебе заплатили хорошо, награждают, создают условия для овладения профессией и учебы, подготовки к жизни после службы, поэтому ты не имеешь права спрашивать, за что и почему воюешь, а должен считать войну, которую выбирает власть, "своей" и не рассуждать, и не сомневаться. Считается, что воин должен понимать, разделять и самоотверженно отстаивать политику и идеологию государства.

    В разработке и осуществлении нового идеала воина имеются серьезные проблемы, связанные с процессом демократизации общества и профессионализацией армии.

    Армию справедливо относят к организациям "двуликого Януса", вынужденным одновременно выполнять требования двух сторон - общества и военного дела, которые нередко бывают противоположными. Изменяются не только указанные стороны, но и баланс, равновесие между ними: во время войны временно, а под влиянием фундаментальных тенденций общественного развития - долгосрочно.

    Демократизация общества порождает некие объективные процессы, которые невозможно повернуть вспять, например, сближение с общегражданскими стандартами статуса и прав, правил и норм деятельности, стиля и образа жизни военных людей, увеличение в вооруженных силах удельного веса женщин и гражданского персонала, включение армии и военнослужащих в рыночные отношения - "монетизация" связи с властью. Все это "размывает" многие устои старой военной культуры. Происходит определенное "огражданивание" военных, т. е. утрата ими ценных традиционных качеств, ослабление воинственно-жертвенного начала, лежащего в основе главной способности воина - сражаться и побеждать.

    Противоречивое воздействие на морально-боевые качества, особенно на способность сражаться и побеждать, оказывает нарастающая профессионализация армии, замена призывников контрактниками, резкое усиление материальных стимулов воинского труда по сравнению с духовными. Мировой и отечественный опыт свидетельствуют, что мотивация большинства контрактников связана в первую очередь не с высокой идеей гражданского долга, готовностью рисковать своей жизнью на войне, а с получением высокооплачиваемой работы, расчетом накопить денег на будущее, возможностью пополнить образование и получить профессию, востребованную на гражданке. Такой воин прилежно осваивает военное ремесло, дисциплинирован, активен на занятиях и рационален в ходе боевых действий, но в ситуациях смертельного риска он может не выполнить долг по расчету.

    Правильно замечено: ради денег служат, а не умирают, что сказывается в ходе боевых действий, особенно когда потери быстро увеличиваются. Сейчас в США, например, резко уменьшилось число юношей, желающих служить в армии, досрочно разрывающих контракт из-за страха попасть в Афганистан или Ирак, несмотря на резкое повышение денежного довольствия. Нельзя забывать и опыт наемных армий далекого прошлого, в которых первейшую роль играли деньги и поэтому от денежных выплат зависели дисциплина в бою, переход из одной армии в другую и т. д.

    Отдавая должное превосходству профессионалов над "срочниками" в боевой выучке, на Западе реалистично оценивают вызовы традиционному военному духу, которые порождаются профессионализмом, а также слабости новой "пост-традиционной военной этики". В этом плане показательно усиление внимания к семьям военнослужащих как важному фактору высокой боевой готовности вооруженных сил.

    В идеале воин должен быть максимально мобилен, готов к немедленным дальним переброскам, длительному участию в боевых действиях, миротворческих операциях и учениях в дальних регионах, за рубежом. Однако в отличие от солдат срочной службы значительное число контрактников (от 30 до 40 %) состоят в браке. Солдаты и их семьи тяжело переживают длительную разлуку, реальность потери близкого человека и нарушения семейного благополучия. Считается, что несмотря на весь патриотизм, контрактники постоянно стоят перед выбором между долгом перед родиной и своей ответственностью за семью. Поэтому всемерная забота о семьях военнослужащих и максимально возможном снижении потерь среди личного состава становится одной из важнейших задач государства и командования. Эффективность ее решения непосредственно сказывается на боевых делах воинов.

    Нельзя считать, что у нас ничего не делается для разработки идеала перспективного воина. В концептуальных документах среди приоритетов развития Вооруженных Сил отмечается необходимость наращивания научного и человеческого потенциалов, являющихся общим фундаментом проводимых реформ систем социального обеспечения военнослужащих, их воспитания и морально-психологической подготовки и т. д. Исходная позиция в них выражена достаточно четко: основная проблема Вооруженных Сил - люди. Раскрываются и некоторые "параметры", которые в идеале должны быть сформированы (вплоть до 2020 - 2025 годов): развитой интеллект, совершеннейший профессионализм, способность эффективно вести боевые действия, несгибаемый дух, патриотизм, дисциплинированность, верность лучшим боевым традициям, психологическая устойчивость и др. Есть позитивные попытки сформировать идеал воина-контрактника. Особый интерес в этом отношении представляют размышления командиров трех соединений ВДВ, которые опубликованы в "Красной Звезде" 17 ноября 2004 года. Учитывается возрастающая роль Вооруженных Сил РФ в обеспечении национальной и глобальной безопасности, международного аспекта их деятельности, участие их в миротворческих, полицейских, гуманитарных и других операциях, требующих дифференцированной выучки.

    Вместе с тем формированию идеала современного российского воина мешает некоторая фрагментарность и неконкретность самой постановки вопроса, слабая проработанность ряда мировоззренческих, идеологических и военно-научных проблем, а также отсутствие должной организации этой работы.

    Бросается в глаза недооценка политического и идеологического аспектов в содержании идеала, усиление которых, как было показано, является общей тенденцией. Наиболее активно линию на политизацию и идеологизацию воинов проводят социалистические страны. В Китае, например, считают, что именно это по мере экономико-технического развития страны даст ему общий перевес в военной силе. Источник духовного превосходства армии там видят в идеях защиты родины, мира и безопасности, ведения только ответных оборонительных, справедливых войн против агрессоров, сохранения целостности и суверенитета государства, строительства нового общества. Первостепенное значение в воспитании личного состава придается "политической полноценности", преданности социализму, идеям Дэн Сяопина по военным вопросам, наличию иммунитета против социально-политического перерождения, развитых чувств патриотизма и коллективизма, устремленности к "революционному героизму", приверженности благородной морали и дисциплине, психологической стойкости и т. п.

    Повышенная сложность формирования такой стойкости у российского воинства обусловливается общей экономической, социально-политической, идеологической и морально-психологической обстановкой в стране. Следует учитывать, что основная доля приходящих на службу в армию представляет слои, наиболее пострадавшие от либеральных реформ, характеризуется слабо развитым гражданским сознанием, идеологическим хаосом в голове и душе. Если в советский период формирование политического сознания военнослужащих было приоритетной задачей в духовно-нравственном воспитании, то теперь сами термины "политическая сознательность", "идейная убежденность", "политическая учеба" изгнаны, введена общественно-государственная подготовка, в которой недопустимо мало внимания отводится изучению внутренней, внешней и военной политики России, других стран. Неслучайно среди военных сильны политическая индифферентность, аполитизм, меркантилизм и т. д. Не имея же сильного внутреннего идейно-политического заряда, наш воин вполне может оказаться слабее других.

    Для формирования воина с высочайшим боевым духом нужен четко разработанный комплекс мер идейно-политических, законодательных, экономических, образовательных и других, повышающих не только материальное благосостояние, но и статус, моральное самочувствие, вдохновенное отношение к службе. Целесообразно также восстановить в Конституции положения об отнесении защиты Отечества к важнейшим функциям государства, о "священности" и "почетности" воинского долга, ответственности органов власти за организацию, руководство и воспитание Вооруженных Сил - положений, которые были в Конституции СССР и исчезли в нынешней.

    Формирование идеала воина в большой мере зависит от решения ряда военно-этических и мировоззренческих проблем. Это касается прежде всего таких фундаментальных понятий, определяющих отношение к службе, как Родина, защита Отечества, патриотизм, воинский долг и других, которые претерпевают сейчас коренную ломку, отразившуюся в содержании многих энциклопедических изданий, в том числе Военной Энциклопедии.

    В недалеком прошлом категория "Родина" ("Отечество") трактовалась как политическая, социальная и культурная среда, в которой живет и трудится народ; страна, где родился человек и является ее гражданином, исторически сложившаяся территория, т. е. в ней отражалась только объективная сторона связи человека со страной. Особенно подчеркивалась значимость прогрессивности экономического, социального и политического строя. Теперь в это понятие включается и субъективное отношение человека к стране, где он родился и живет, личное восприятие ее таковой. Родина - это страна, "принадлежность к которой они (граждане) воспринимают как необходимое условие своего благополучия". В определенной мере это верно. Недооценка указанной стороны во внутренней политике СССР в 1970 -1980 годы привела в конце концов к недовольству в стране, распространению отношения к ней, как к "не подлинному отечеству", а затем после грабительской приватизации, чехарды различных неподготовленных и малопонятных "перестроек" и "реформ" - к массовому равнодушию к ее судьбе.

    Вместе с тем выпячивание субъективного момента ведет крыночному подходу к Родине, пониманию под ней той земли (страны), где человеку хорошо живется сегодня, которую он якобы будет самоотверженно защищать, чтобы не лишиться предоставленных ему благ. Думается, больше истины в следующей идее: "патриот, не щадя жизни, защищает свою землю, даже если в данный момент правит в ней бал несправедливость. Так было и на льду Чудского озера, и в 1612 году в Москве, и при Бородине, и в 1941 году под Москвой. Так оно будет и впредь".

    Хотя в последней формуле сомнительны исторические параллели, субъективное отношение к родине в ней правильно считается более сложным, чем простая реакция на благополучие или отсутствие его. Настоящий воин ставит свободу и независимость своей страны выше других, исключительно важных, но преходящих факторов. Ведь пока страна существует, защищена есть возможность устранить факты несправедливости, в противном же случае вместе со страной исчезает и благоденствие нации, народа. Поэтому глубоко ошибочна и опасна позиция, согласно которой современному российскому воину нечего защищать из-за того, что все основные богатства страны принадлежат олигархам.

    В то же время было бы неверно и крайне опасно игнорировать тот факт, что отношение российского воина к службе стало напрямую зависеть от его материального положения. Время массового энтузиазма преимущественно на идейной основе миновало. Люди стали чрезвычайно расчетливы, и государственный строй всемерно способствует этому. Жизнь показывает, а наука подтверждает: патриотизм не наследуется генетически, чуть ли не объективно, как считалось до недавних пор. Он есть результат сложного процесса социализации в том числе воспитания и самовоспитания. Отсутствие патриотизма у представителей власти, их космополитизм могут сыграть роковую роль, утверждая всеобщий меркантилизм и равнодушие к Родине.

    Каким должно быть в целом мировоззрение российского воина в идеале? Нередко полагают, что вместо светского мировоззрения предпочтительно религиозное, так как якобы оно более всего соответствует наиболее тяжелому и опасному виду деятельности - воинской службе. Часто религиозное воспитание рассматривается чуть ли не как обязательное и на деле осуществляется в отношении всех военнослужащих.

    Но в светском государстве армия как его элемент не может быть религиозной. Важно учитывать, что около 50 % военнослужащих - неверующие, а среди них почти половина - атеисты. Они также имеют право на свободу мировоззрения. Линия на орелигиозивание армии, которая провозглашается нередко официально как панацея от всех армейских бед, противоречила бы общей тенденции усиления роли светской духовности в жизни современных обществ. Вера есть личное дело военнослужащих, и долг армии обеспечить верующим право на удовлетворение их религиозных потребностей, укреплять единство верующих и неверующих во имя лучшего решения общих задач. Перекосы в духовном развитии, недооценка или абсолютизация как национальной религиозной, так и светской духовной культуры не менее опасны, чем в материальной сфере.

    Прогнозировать эволюцию социально-политического, мировоззренческого, духовно-нравственного облика нашего воина, зависящего от социального и политического строя, политики и идеологии государства, сейчас трудно. Произошедшие здесь трансформации, качественно изменившие социальную основу Вооруженных Сил, хотя и приобрели заметную устойчивость, однако не устранили неопределенность дальнейших перспектив. Усилится ли переделка страны по западному образцу, пойдет ли она своим самобытно-национальным путем, будет ли строиться социально-справедливое и солидарное общество или прокапиталистически либеральное, какой внутренней и международной политики будет придерживаться страна - все это недостаточно ясно, заставляет предвидеть разные варианты духовного аспекта идеала Вооруженных Сил и их воина.

    Сейчас появляются разработанные в частном порядке новые светские и религиозные идеалы российского воина: либерально-демократические, национально-консервативные, церковно-православные, прозападные и др. Возьмем идеал воина, выдвинутый и развернуто обоснованный известным геополитиком А. Дугиным. Он призывает вернуться к "полноценной модели воина", сформировавшейся в далеком прошлом. Согласно этой модели, военные должны быть своеобразной кастой, формирующейся из специально отобранных особых людей с "военной косточной", от рождения (генетически) предрасположенных кратному делу, воспринимающих вечные установки военной культуры и этики как свои собственные. Главной характеристикой военного должна стать мужская, агрессивная экспансия. Его должны отличать исключительная воля, пассионарная энергия, решительность, самоотверженность, любовь к риску, честолюбие, предпочтение почестей, славы, духовного перед материальным, перед личным благополучием, уютом, спокойствием и т. д. В бою - он "грозное божество", страшное и смертоносное для врагов.

    Воин, согласно данной модели, - существо политическое, профессионально и повседневно оперирующее масштабными геополитическими и социальными реалиями, глубоко и даже лучше политиков понимающее политику. Отсюда закономерны его экспансия в политику, в социальную сферу, в идеологию государства, в область принятия решений и планирования, а также право на подправление высшей власти, когда она отступает от национальных интересов, соблюдения территориальной целостности, геополитического положения страны. Он самый последовательный патриот, блюститель государства, нации-народа, общества, системы безопасности, не имеющий права терпеть произвол и разложение в верхах, если таковое имеет место. Для возрождения настоящих воинов необходимо выискивать и пестовать "новых военных, свободных от старческого гипноза "генералов в шлепанцах", их воспитателем должно стать "полузакрытое армейское общество орденского типа". Выращивание новых военных - дерзких и агрессивных, умных и независимых, способных настоять на своем, смело поставить на место деструктивные элементы, кто бы ими ни был, - важнейшая задача укрепления армии.

    В этом идеале схвачены некоторые важные свойства, которые должны быть у воина будущего, но в значительной части они предстают в обветшавших одеждах далекого прошлого, не учитывают изменения в общественном развитии и военном деле, ставшим благодаря научно-техническому прогрессу одним из самых сложных видов деятельности, требующих развитого ума.

    Социальной, исходной основой разработки идеала и формирования воина служит качество "человеческого материала", который дается вооруженным силам обществом. В этой связи не может не волновать резкое падение качества призывного контингента Вооруженных Сил в последние 10-15 лет, что обусловлено в первую очередь общим снижением качества жизни основной массы населения страны. Так, по индексу развития человеческого потенциала (учитывающему здоровье, образование и реальный доход на душу населения), принятому ООН, за указанный период Россия опустилась с 26 на 63 место в мире; около 40 % ее граждан живет на уровне бедности. Хотя все беды, с которыми в последнее время пришлось столкнуться нашей армии, на 60-75 % обусловлены низким качеством человеческого фактора, однако задача комплектовать Вооруженные Силы, прежде всего офицерский корпус - стержень, ведущую составляющую армии, лучшими представителями российского общества даже не ставится. В условиях армии, вооруженной комплексами суперсложного и мощного оружия оперативного и стратегического назначения, такое положение таит в себе реальную угрозу национальной безопасности, ежедневно оборачивается прямыми экономическими потерями (катастрофы, неэффективное использование, вывод из строя техники и др.).

    Между тем характер развития оружия и военной техники, превращение войны во все более сложный, интеллектуальный и динамичный процесс требуют уже сегодня с расчетом на перспективу существенно более высокого уровня образования, интеллекта, технической культуры, профессиональной подготовки воинов, более полной отдачи их сил и способностей. Владение же перспективными военными технологиями и оружием будет возможно только воинами, имеющими уровень образования не ниже среднетехнического, способными быстро наращивать знания и навыки, переучиваться.

    Итак, формирование нового идеала российского воина - важная задача военной идеологии, науки и практики. Его разработка и осуществление являются сложным делом, но только это позволяет получить воина-победителя, реального, а не виртуального защитника Родины и интересов России в мире.

    Для активизации разработки идеала перспективного российского воина необходимо решить ряд проблем. Что касается Министерства обороны, то во главе этой работы должен стоять один из заместителей министра обороны. В Министерстве обороны целесообразно создать специальную структуру, которая занялась бы вплотную указанной проблемой. Прежде всего – обобщением мирового и отечественного опыта в этом деле, развитием его методологии, методики и техники. Важно планомерно проводить творческие дискуссии, конференции и издавать методические материалы, включать данную проблему в перечень важнейших научных направлений работы, вовлечь в нее широкий круг ветеранов войны и боевых действий и др.

    Телепартия

    Александр Дугин: Постфилософия - новая книга Апокалипсиса, Russia.ru


    Валерий Коровин: Время Саакашвили уходит, Georgia Times


    Кризис - это конец кое-кому. Мнение Александра Дугина, russia.ru


    Как нам обустроить Кавказ. Валерий Коровин в эфире программы "Дело принципа", ТВЦ


    Спасти Запад от Востока. Александр Дугин в эфире Russia.Ru


    Коровин: Собачья преданность не спасет Саакашвили. GeorgiaTimes.TV


    Главной ценностью является русский народ. Александр Дугин в прямом эфире "Вести-Дон"


    Гозман vs.Коровин: США проигрывают России в информационной войне. РСН


    Александр Дугин: Русский проект для Грузии. Russia.Ru


    4 ноября: Правый марш на Чистых прудах. Канал "Россия 24"

    Полный видеоархив

    Реальная страна: региональное евразийское агентство
    Блокада - мантра войны
    (Приднестровье)
    Янтарная комната
    (Санкт-Петербург)
    Юг России как полигон для терроризма
    (Кабардино-Балкария)
    Символика Российской Федерации
    (Россия)
    Кому-то выгодно раскачать Кавказ
    (Кабардино-Балкария)
    Народы Севера
    (Хабаровский край)
    Приднестровский стяг Великой Евразии
    (Приднестровье)
    Суздаль
    (Владимирская область)
    Возвращенная память
    (Бурятия)
    Балалайка
    (Россия)
    ...рекламное
    Виды цветного металлопроката