Добро Пожаловать Международное Евразийское Движение
Поиск 
 
                             

18 ноября, суббота Новости Регионы Евразийский Союз Молодёжи Евразия-ТВ Евразийское обозрение Арктогея  

Разделы
Евразийское Обозрени
СМИ о евразийстве
Новости
FAQ
Материалы
Выступления Дугина
Интервью Дугина
Статьи Дугина
Коммюнике
Хроника евразийства
Тексты
Пресс-конференции
Евразийский документ
Геополитика террора
Русский Собор
Евразийская классика
Регионы
Аналитика
Ислам
США против Ирака
Евразийская поэзия
Выборы и конфессии
Экономический Клуб
Интервью Коровина
Статьи Коровина
Выступления Коровина
Евразийство

· Программа
· Структура
· Устав
· Руководящие органы
· Банковские реквизиты
· Eurasian Movement (English)


·Евразийская теория в картах


Книга А.Г.Дугина "Проект "Евразия" - доктринальные материалы современного евразийства


Новая книга А.Г.Дугин "Евразийская миссия Нурсултана Назарбаева"

· Евразийский Взгляд >>
· Евразийский Путь >>
· Краткий курс >>
· Евразийская классика >>
· Евразийская поэзия >>
· Евразийское видео >>
· Евразийские представительства >>
· Евразийский Гимн (М.Шостакович) | mp3
· П.Савицкий
Идеолог Великой Евразии

(музыкально-философская программа в mp3, дл. 1 час)
Кратчайший курс
Цели «Евразийского Движения»:
- спасти Россию-Евразию как полноценный геополитический субъект
- предотвратить исчезновение России-Евразии с исторической сцены под давлением внутренних и внешних угроз

--
Тематические проекты
Иранский цейтнот [Против однополярной диктатуры США]
Приднестровский рубеж [Хроника сопротивления]
Турция на евразийском вираже [Ось Москва-Анкара]
Украинский разлом [Хроника распада]
Беларусь евразийская [Евразийство в Беларуси]
Русские евразий- цы в Казахстане [Евразийский союз]
Великая война континентов на Кавказе [Хроника конфликтов]
США против Ирака [и всего остального мира]
Исламская угроза или угроза Исламу? [Ислам]
РПЦ в пространстве Евразии [Русский Народный Собор]
Лидер международного Евразийского Движения
· Биография А.Г.Дугина >>
· Статьи >>
· Речи >>
· Интервью >>
· Книги >>
Наши координаты
Администрация Международного "Евразийского Движения"
Россия, 125375, Москва, Тверская улица, дом 7, подъезд 4, офис 605, (м. Охотный ряд)
Телефон:
+7(495) 926-68-11
Здесь же в штаб-квартире МЕД можно приобрести все книги Дугина, литературу по геополитике, традиционализму, евразийству, CD, DVD, VHS с передачами, фильмами, "Вехами" и всевозможную евразийскую атрибутику.
E-mail:
  • Админстрация международного "Евразийского Движения"
    Пресс-служба:
    +7(495) 926-68-11
  • Пресс-центр международного "Евразийского Движения"
  • А.Дугин (персонально)
  • Администратор сайта


    [схема проезда]

  • Заказ книг и дисков.
    По почте: 117216, а/я 9, Мелентьеву С.В.

    Информационная рассылка международного "Евразийского Движения"

  • Ссылки



    Евразийский союз молодёжи width=

    Русская вещь width=

    Евразия-ТВ width=
    Счётчики
    Rambler's Top100



    ..

    Пресс-центр
    · evrazia - lj-community
    · Пресс-конференции
    · Пресс-центр МЕД
    · Фотогалереи
    · Коммюнике
    · Аналитика
    · Форум
    Евразийский экономический клуб

    Стратегический альянс
    (VIII заседание ЕЭК)
    Симметричная сетевая стратегия
    (Сергей Кривошеев)
    Изоляционизм неизбежен
    (Алексей Жафяров)
    Экономический вектор терроризма
    (Ильдар Абдулазаде)

    Все материалы клуба

    Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru
    Статьи | Дугин | Полемика с Цыпко | 12.09.2001 Напечатать текущую страницу
    А.Г.Дугин

       

    ПАТРИОТИЗМ БЕСКОНЕЧНЫЙ И КРАСНЫЙ

     
          Г-н Цыпко в своей статье «Врожденный порок красного патриотизма» затрагивает важные темы. Но строй статьи, слабая последовательность и некритическая апелляция к штампам, которые, по мнению Цыпко, все должны разделять, но которые, тем не менее, огромное число наших граждан не разделяет, делают ее довольно невыразительной, состоящей из набора  полу-патриотических полу-либеральных стереотипов обыденного сознания

    . Записать свои соображения по поводу этой статьи меня заставило только чувство симпатии к новому курсу «Литературной Газеты», которая последнее время явно претендует на новую площадку серьезного обсуждения судеб отечества, что особенно важно, учитывая прогрессирующий интеллектуальный минимализм «Завтра» и агрессивно-лоббистский уклон «НГ» после ухода Третьякова. Забудем на  время, что тезисы о «пороке красного патриотизма» пишет горбачевец Цыпко, и о том, что уж никак не горбачевцам , прямо подготовившим наше последнее кошмарное десятилетие, судить о патриотизме. Представим, что мысли, высказанные автором, это мысли вообще, исходящие неизвестно из какого безымянного мозга.
     
          Тезис 1: Патриоты и патриотическая оппозиция сами виноваты в том, что на протяжении долгих лет новейшей российской истории полнота политической власти принадлежит тем, кто откровенно ненавидит наш народ, нашу культуру, нашу историю и исполняет прилежно лишь волю Запада, не забывая в процессе разрушения позаботиться о своей наживе.
     
          Я знаю патриотическую оппозицию очень хорошо и изнутри. И я в целом согласен с этим выводом. В самые переломные моменты, когда ход событий и доминацию атлантистов в руководстве России можно было переломить, патриоты вели себя, действительно, не то чтобы неадекватно, но просто самоубийственно. И если кто-то и был движим танатофилией, тайным стремлением провалить все, что можно и как можно более нелепо, так это они. Патриотическая оппозиция, пользуясь огромной поддержкой  народа – пусть не всего, но гигантского его сектора – в большинстве случаев вела себя в стиле калеки в каталке или нищего на паперти. Она пугалась бесплотных теней, в критический момент сдавала «своих» врагам, выкрикивала злобные и безответственные проклятия именно тогда, когда можно было договориться о принципиальных вопросах, лишь слегка изменив тон, и наоборот,  была предельно покладиста в те периоды, когда от нее требовались жесткость и твердость. Заседая третий срок в Думе, КПРФ умудрилась не организовать ни одной реальной информационной структуры федерального уровня. Имея нескольких глав администраций и губернаторов в своих рядах коммунисты  не создали никакой мало-мальски весомой инфраструктуры, сопоставимой не только с успехами крупных олигархов и административного ресурса, но и с оргталантами частных предпринимателей. ЛДПР доказало, что один дерзкий и остроумный авантюрист с дурным вкусом способен в такой ситуации отвоевать полцарства, а тяжелый, опирающийся на гигантский сектор населения краб КПРФ все ноет, что ему недостаточно депутатов в Думе. Передовицы же «Завтра» из года в год обреченно сетуют в эстетике delirium tremmens на крылатых хорьков и когтистых стрекоз, развлекая разве что «правых» наркоманов. Про маразматический стиль, культивацию неадекватности, бравирующую косность подавляющего большинства патриотических проектов я уже не говорю -  это своего рода брэнд.
          Одним словом, налицо колоссальный провал, который его главными действующими лица оппозиции не собираются ни признавать, ни осмыслять ни исправлять. К великому сожалению, это будет длиться еще довольно долго, так как вместо воспитания нового патриотического сознания патриотическая оппозиция затрачивала основные усилия на культивацию  нелепых предрассудков, поощрение невежественных мифов, с густо перемешанной черносотенной и архаико-коммунистической лексикой. (Стоит заметить, что в целом русскому патриотизму и особенно красному ксенофобия и антисемитизм органически чужды, и хаотичные апелляции к этим реалиям видятся идеологами партиотов как дань предрассудкам улицы или популистский  ход примитивного объяснения  наших неудач и трагедий.)
           Крах патриотической оппозиции, который, на самом деле, объективно способствовал лишь триумфу либерал-реформаторов и западников, это трагедия России. И вина за провал противостояния конкретна и велика.
          Чем объяснить неадекватность оппозиции? Варианты ответа:
     
          1. Общим вырождением правящего класса и интеллигенции в позднесоветском периоде. Это было столь спокойное и комфортное время, что власть и интеллигенция разучились думать. Мысль всегда сопряжена с риском, с опасностью. Безопасная мысль – это имитация, банальность, рециклирование уже сказанного. Причем безответственность и скудость мышления интеллигенции, настроенной антисоветски, была менее очевидной, так как она апеллировала к иной системе ценностей – либерально-западных, а эта система была сама в себе довольно последовательной и  осваивать ее закономерности представлялось кое-кому увлекательным занятием. Отсюда элемент свежести. Патриотическая, консервативная часть позднесоветского общества,  столь же растерянная и неадекватная по существу, была вынуждена настаивать на штампах, которые полностью потеряли смысл, стерлись, десемантизировались. Придать этой советско-патриотической системе ценностей новую жизнь было невероятно сложно, а то и вовсе невозможно. Требовалась такая беспрецедентная пассионарность, живость ума, и – как это ни парадоксально --  отстраненность от самой советской системы, которой не было даже в самом далеком приближении. Этот интеллектуальный фон был родовым пороком как реформаторов, так и патриотов.
     
          2. Неравенством позиции с реформаторами в смысле наличия внешнего центра концептуального планирования. Реформаторы имели концептуальную, финансовую, организационную и ценностную поддержку извне. В случае, когда им надо было что-то действительно решить, они обращались к внешним атворитетам – приглашали Джефри Сакса, брали средства у Джорджа Сороса, читали рецепты Милтона Фридмана и философские выкладки Карла Поппера, консультировались с Международным Валютным Фондом, с вашингтонским Центром Стратегических Исследований З.Бжезинского, с Американским Советом по Международной Политике (С.Караганов его член), с мондиалистской Трехсторонней Комиссией (в нее входит Г.Явлинский), с  Бильдербергским клубом (Россию в нем представляет А.Чубайс), с финансовыми фондами Рокфеллера, Годмен энд Сакс и т.д. Позднесоветская неадекватность компенсировалась в такой ситуации концептуальным протезом атлантизма. Да, это было разрушительно, но увлекательно, ново и прибыльно. Поэтому пассионарные типы, не обремененные идеализмом и совестью, пошли именно туда.
          Куда могли обратиться при необходимости серьезного решения патриоты? – К Зыкиной? К авторитетам славного советского прошлого – генералам, инженерам, писателям, аппаратчикам, отслужившим свое, и за долгую жизнь успевшим понять, что интеллектуальный минимализм – лучший способ служения Родине (может быть, так оно и есть на определенных этапах истории государства, когда есть кто-то, кто думает за нас, но когда за нас думать перестают, эта привычка оказывается не только бесполезной, но и опасной)? К партийным функционерам, которые в лучшем случае были хозяйственниками, а в худшем - демагогами? К растерянному народу, который понимал, что дело идет не к добру, но не имел ни малейшего представления о том, как все это квалифицировать? К брошюркам «Союза Русского Народа», которые клеймили как невиданное иудо-масонское богохульное нововведение то, что стало за последнее столетие технической нормой, или предлагали недейственные и нелепые рецепты спасения России, уже доказавшие в свое время полную неэффективность? Незначительный процент пассионариев-патриотов явно страдал психическими отклонениями, особенно заметными тогда. Когда их окружение было наделено спокойным сангвиническим или меланхолическим темпераментом. Взвешенные и, на первый взгляд, состоятельные типы патриотов оказывались при ближайшем рассмотрении такими же корупционерами, как реформаторы, только замедленными и менее удачливыми.
     
          3. Исторической беспрецедентностью и эвристичностью того, что предстояло осуществить патриотам, чтобы спасти ситуацию. Если реформаторы знали, что им предстоит разрушать и приблизительно представляли – по аналогии с Западом – что строить, то патриотам приходилось действовать в экстремальных условиях. Просто сохранить то, что было раньше, у них не получалось, а никакого мало-мальски приемлемого образа будущего у них не было. Не было даже смутного поползновения этот образ обрести. Сил хватало только на противодействие начинаниям реформаторов, на их «разоблачение», на реакцию и консерватизм. И этого альтернативного образа будущего, кстати, до сих пор нет – ни у традиционных патриотов, ни у просвещенных патриотов, ни у новомодных национал-либералов.
          Надо понять: задача столь сложна и беспрецедентна, что даже для ее теоретического решения нужно высшее напряжение всех интеллектуальных сил, а если этих сил недостаточно или вообще нет,  то сетовать на отсутствие образа будущего просто бессмысленно. Откуда ему появиться…
     
          4. Неадекватностью лидеров оппозиции масштабу исторических задач. Все предыдущие обстоятельства чисто теоретически могли бы быть преодолены, если бы во главе патриотического движения встал, действительно, харизматический лидер, сердцем погруженный в бездну истории, питаемый токами жаркого, гранитного бытия, онтологический вождь, политик континентального масштаба.  Но такие лидеры даются  народам нечасто, а кроме того они сплошь и рядом действуют без учета малых интересов человеческого слишком человеческого фактора. Их максимальный гуманизм ставит их на один уровень с грозами мира и высоко над минимальным гуманизмом обывателей. Они совершают великие дела, но не придают значения человеческим деталям. Таких вождей в 80-у и 90-е не было и в помине, и выделенная Цыпко патриотическая пара лидеров – скучный аппаратчик и остроумный (особенно в застолье) писатель – даже в совокупности со всей остальной когортой еще менее выразительных фигур второго эшелона – никак не тянули на подобие харизматического образа. Помимо того, что такого харизматического вождя не дала патриотам судьба, к нему явно не были готовы и они сами. Потенциальный вождь может находиться где-то рядом, но лишь когда сосущая пустота людских сердец разражается мучительным вопросом, он являет себя народу… Но тогда испрашивающие его, как социально-политического сотера, должны быть готовы на большие испытания и большие жертвы, чтобы прийти к великой победе. Сам осторожный, по-украински уютный Цыпко демонстрирует собой, что мы еще явно до этого не созрели. И Россию спасти и права человека соблюсти не получится. Так не бывает. Все великое созидается колоссальным усилием, мобилизацией глубинных энергий бытия. Либо Россия, либо права человека. И вождь сможет появиться только тогда, когда баланс этого уравнения будет решен критической массой в пользу России.
          Подвожу итог разбору первого тезиса Цыпко. Патриотическая оппозиция сама виновата в своем поражении. Но пенять на нее все равно, что сердиться на зеркало или погоду. Это просто зима.
          Тезис 2. Ошибка патриотической оппозиции в том, что она избрала версию левого (социалистического) национализма (патриотизма) вопреки правому (либеральному). Причем подразумевается, что правый антисоветский национализм, как копия национализма европейского, был бы для России спасителен, а национализм просоветский – губителен.
          Эта позиция намного менее очевидна, нежели первый тезис. Более того, я глубоко убежден, что именно сочетание левого начала с государственническим патриотизмом – а к этому синтезу я в свое время серьезно приложил руку и концептуализировал эту позицию в многочисленных книгах и статьях – было самым сильным моментом патриотической оппозиции и дало максимальный резонанс в массах, которым, увы, сама оппозиция политически воспользоваться не сумела. Цыпко неверно и предвзято описывает ситуацию с левым национализмом. Это, напротив, наиболее адекватная историческая позиция, которая предлагает непротиворечивый и гармоничный взгляд на идеологические и политические перипетии русской истории. На всех этапах от Киевской Руси до Московской, от Романовской России до СССР мы видим определенную цивилизационную преемственность, общность парадигматической национальной платформы, ясно различимую геополитическую эстафету. Эта система исторических констант пробивается сквозь различные мировоззренческие и идеологические оформления. Лишь пропорции донного, народного, и аристократического, элитного постоянно меняются. Московская Русь после раскола и Петра уходит в подполье, но не исчезает, а пронизывает изнутри романовское правление («романо-германское иго», как называли его евразийцы и Л.Гумилев), чтобы потом окровавленно и жутко появиться в Руси Советской. Советизм был не атеистической доктриной, принесенной с Запада, но экстремальным выражением мессианского национального эсхатологизма, более архаичного и сакрального, более почвенного и консервативного, нежели декоративная реакционность царизма.
          Если и формировать образ будущего России, то только и исключительно на основании тотального «Да!», сказанного всем этапам нашей истории, на основании утверждения об уникальности и самобытности нашей евразийской цивилизации, об особом и неповторимом пути сквозь время и пространство. Россия может быть или великой или никакой. Так я назвал одну из своих программных статей. Кстати, слово в слово этот тезис повторил через некоторое время Президент России В.В.Путин.
          А величие предполагает масштаб и жертву. Брезгливо отворачиваясь от большевистских эксцессов, мы унижаем наш национальный дух, приземляем нашу огненную мечту. Даже страшные, чудовищные ошибки наши – стократ прекрасней ненашей умеренности… Нам внятно в них все, или почти все. Пусть они попробуют понять нас – не там, где мы откровенно хороши, прекрасны и прилизаны, а в нашей страдающей, окровавленной, но безмерно великой русской душе, в нашем распростертом по континенту сердце, со смятыми словами и горькими травами в горячих устах..
          Наш патриотизм -- как наше государство и наш народ  -- никогда не был малым. Мы -- великороссы, мы -- великодержавный народ. Если мы устали и так больше продолжать не можем, то голос предков не даст нам успокоиться на малом. Либо великой, либо никакой! Тогда уж лучше никакой…
          А для величия нам надо вобрать в себя ток истории, не обязательно как дорогое наследство, но и как грех. На нас и грех и сладость, и кровь и нежность Руси. И таков наш патриотизм. Бескрайний и безудержный. Просвещенный, но не лампами европейских реклам, а светом невечерним, который с Востока. Который с Востока, Цыпко, с Востока…
     
          Коммунизм должен быть не отброшен, а осознан, причем осознан в некоммунистической системе координат. Не важно, возьмем ли мы что-то от него в будущее или нет. У нас просто не будет будущего, если мы его не осознаем в национальном ключе, не уразумеем, что же мы все-таки хотели сказать на самом деле себе и другим этим удивительным, страшным, великолепным и чудовищным советским периодом? А мы хотели сказать и сказали многое, сейчас дело за переводом этого на новый язык. «Советский патриотизм» не нонсенс, не каламбур, не противоречие. Это серьезный глубинный исторический онтологический пласт. Наиболее адекватно поняли его национал-большевик Н.Устрялов и евразийцы 20-х, а также М.Агурский.
     
          Я думаю, единственный упрек в этом отношении, который можно бросить «красным патриотам», что они слишком поверхностно, на уровне лозунгов отнеслись к этой теме, сделали из нее кич, газетную метафору, отсутствием большой мысли и вкуса превратили в неопрятный стереотип. Левая марксистская мысль не только не эволюционировала в синтетическое неонациональное учение (это отчасти сделано мной в книге «Тамплиеры Пролетариата» и «Русская Вещь»), она даже не развивалась автономно. Посмотрите, коммунисты не издают ни одного концептуального журнала, содержание партийной коммунистической прессы представляет собой синкретический набор общих штампов патриотического сознания – это разбавленное, фрагментарное евразийство третьего сорта, а отнюдь не «развитие марксизма» во что бы то ни было…
          Правые же в России либо вообще не мыслят, либо мыслят так, что лучше бы не мыслили. Солженицын говорит разные вещи, иногда правильные, иногда нет, но его догматический антикоммунизм лишает его платформу ценности: он сыграл свою роль в геополитическом крушении евразийской державы, и тогда он был в центре внимания. Как только эта миссия завершилась, он стал более не нужен. Ни им, ни нам. Оставим его дописывать его толстенные и уже никому не интересные тома. Он сказал все, что мог. Его сила иссякла, и потрачена она была явно не лучшим образом…
     
          Левый патриотизм – либо в пассионарном творческом обличии левого евразийства, либо в умеренной форме национально ориентированной социал-демократии – это надежный цоколь возрождения России, историческая база новой нарождающейся идеологии. Совершенно неверно отождествлять бледную и хилую пародию на этот левый патриотизм в лице оппозиции с ее огненным онтологическим ядром. Это ядро еще не обнаружило своего истинного потенциала. То, что Цыпко принимает за «красный патриотизм» -- это малозначимый эпифеномен гораздо более глубокой и серьезной реальности. Просто исторически исчерпанные и преодоленные люди, олицетворяющие последние годы патриотическую оппозицию, задешево промотали и грубо исказили созвездие ценнейших интуиций крупнейших национальных мыслителей и пророков России 20 века – от атипичного монархиста  Константина Леонтьева (мечтавшего о браке социализма с самодержавием) до высокого эстета и мистика Александра Блока с его «12» и старообрядца Николая Клюева с его «убийца красный святей потира», от Николая Устрялова с его национал-большевизмом до Андрея Платонова с эсхатологической оперативной магией «Чевенгура»…
          Левый патриотизм не досадное прошлое, не дань воспитанию, не безрефлекторная инерция… Это остов образа будущего, только будущее это предстоит вырывать из бездны реальности новым людям, людям максимального гуманизма, чьи сердца призовут световые фигуры истинных вождей.
          Заключаю. --  Кризис старой патриотической оппозиции очевиден. Она исторически проиграла. Она оказалась политически неадекватной. Она не смогла встать на один уровень с историей. Из этого следует: нужен патриотизм иного рода, нового поколения. В этом пункте я согласен с Цыпко, и не только с Цыпко, это, кажется, общее место.
          Но это отнюдь не означает, что политический проигрыш происходит из-за сочетания национальных и социальных мотивов в патриотическом движении. Напротив, если бы эти моменты были разведены, как того хотелось многим политтехнологам ельцинского периода – в том числе иностранным, эта оппозиция давно потеряла бы даже те скромные высоты в политике, которая она имеет сегодня. Если и есть что ценное в патриотической оппозиции, так именно это сочетание. Правда, оно подается приземленно и фрагментарно, с угрюмой скукой в одном случае, и с неестественной, безвкусной веселостью и сенильным легкомыслием в другом.
          Что же касается правого просвещенного патриотизма, то с ним все довольно предсказуемо. Либо он будет вялым и безжизненным, куда более вялым и безжизненным, нежели КПРФ, либо его в какой-то момент занесет, и он начнет оживать, напитываться исторической энергией, духом цивилизационной самобытности, а тогда он постепенно и, быть может, незаметно для самого себя будет смещаться влево.
          До какой степени? До точки зимнего солнцестояния, когда погибшее возрождается, а заснувшее пробуждается вновь.
    Телепартия

    Александр Дугин: Постфилософия - новая книга Апокалипсиса, Russia.ru


    Валерий Коровин: Время Саакашвили уходит, Georgia Times


    Кризис - это конец кое-кому. Мнение Александра Дугина, russia.ru


    Как нам обустроить Кавказ. Валерий Коровин в эфире программы "Дело принципа", ТВЦ


    Спасти Запад от Востока. Александр Дугин в эфире Russia.Ru


    Коровин: Собачья преданность не спасет Саакашвили. GeorgiaTimes.TV


    Главной ценностью является русский народ. Александр Дугин в прямом эфире "Вести-Дон"


    Гозман vs.Коровин: США проигрывают России в информационной войне. РСН


    Александр Дугин: Русский проект для Грузии. Russia.Ru


    4 ноября: Правый марш на Чистых прудах. Канал "Россия 24"

    Полный видеоархив

    Реальная страна: региональное евразийское агентство
    Блокада - мантра войны
    (Приднестровье)
    Янтарная комната
    (Санкт-Петербург)
    Юг России как полигон для терроризма
    (Кабардино-Балкария)
    Символика Российской Федерации
    (Россия)
    Кому-то выгодно раскачать Кавказ
    (Кабардино-Балкария)
    Народы Севера
    (Хабаровский край)
    Приднестровский стяг Великой Евразии
    (Приднестровье)
    Суздаль
    (Владимирская область)
    Возвращенная память
    (Бурятия)
    Балалайка
    (Россия)
    ...рекламное

    Виды цветного металлопроката
    Воздушные завесы