Облачный рендеринг. Быстро и удобно
от 50 руб./час AnaRender.io
У вас – деньги. У нас – мощности. Считайте с нами!

“Россия” в левом центре

“Россия” в левом центре

[Вторая партия власти или заговор левых?]

Опубликованно в еженедельнике РБК "Итоги недели", июль 2000

Многими создание лево-демократического движения “Россия”, учредительная конференция которого прошла 15 июля 2000 года, было воспринято, как попытка левых собрать под свои знамена ту часть электората, которая не согласна с непримиримой позицией КПРФ по отношению к режиму, а так же не разделяет жесткого оппонирования Коммунистов с президентом и правительством. Подразумевается, что более умеренное, нежели КПРФ, лево-центристское движение привлечет на свою сторону ту часть населения, которая симпатизирует левым взглядам, но одновременно с этим одобряет действия президента в вопросах укрепления государственной власти, борьбы с коррупцией и кавказским сепаратизмом. Отчасти так оно и есть: привлечение лево-центристского электората на свою сторону обеспечит левым абсолютное большинство. Но в ходе учредительной конференции выяснилось, что цели вновь создаваемого движения гораздо шире, чем могло показаться вначале, а его созданию предшествовали напряженные закулисные переговоры между левыми и президентской администрацией.

Реверанс Коммунистов

Фигура Геннадия Селезнева всегда рассматривалась Кремлем как альтернатива Зюганову в тех случаях, когда договориться с последним не представлялось возможным. В таких ситуациях всегда можно было повлиять на позицию коммунистов путем переговоров с более гибким и уравновешенным Селезневым. И тем не менее Селезнев никогда публично не дистанцировался от КПРФ, оставаясь верным партии и ее общему курсу. Такую же позицию он озвучил и на учредительной конференции по созданию Общероссийского Лево-Демократического Политического Общественного Движения “Россия”. В своем выступлении перед делегатами конференции Геннадий Селезнев подтвердил свою принадлежность к КПРФ: “Я всегда был честен перед всеми и перед вами в том числе, поэтому я должен сказать о своих условиях. Вы знаете, что я являюсь членом КПРФ, членом президиума, я в партию вступил, и из партии уходить не собираюсь. Поэтому я вижу наше движение, как союзника Коммунистической Партии”. Тем не менее, условие было принято и конференция единогласно проголосовала за назначение Геннадия Селезнева на пост председателя движения “Россия”. Объективно говоря, КПРФ действительно несколько сдала свои позиции в связи с резкими изменениями политической ситуации в России, по сравнению с периодом правления Ельцина, и значительно утратила привлекательность в глазах своего электората. На это накладывается и то, что Компартия достаточно давно не одерживала серьезных политических побед, а ее существование перешло в вялотекущую форму. Одновременно с этим, президент Путин осуществляет реальные политические шаги, направленные на укрепление государства, реализацию задач, провозглашение которых во времена правления Ельцина считалось прерогативой патриотов во главе с КПРФ и являлось их основным козырем. С другой стороны, отказаться от основных принципов непримиримости и коммунистического реванша означало бы полную потерю собственного лица и превращение в совершенно иную партию. Альтернативой в таком случае оказывается создание на базе коммунистической платформы движения с более широкими взглядами и более лояльным отношением к президенту. В этом плане Геннадий Селезнев обосновал необходимость создания этого движения так: “Большая часть населения мечется, становясь попутчиками то у одной левой партии на выборах, то у другой, являясь по существу убежденными людьми с лево-центристскими взглядами. Именно эти люди, которым надоело быть попутчиками, и потребовали создать свое собственное движение”. Казалось бы, необходимая цель достигнута: коммунисты сохраняют лицо, оставаясь верными своей жесткой, оппозиционной платформе, и в то же время получают левый электорат, дрейфующий в своих взглядах в сторону Путина и государственного “системного” патриотизма. Этот момент оговаривается и в манифесте создаваемого движения: “Стратегия прямой лобовой конфронтации левых партий с властью не принесла ожидаемых результатов. Лево-патриотическая оппозиция всегда боролась за единую Россию с крепкой государственной властью. И сегодня это наконец находит понимание в Кремле, становится осмысленной официальной доктриной руководства страны". Таким образом, признается, что совершенно не конструктивно продолжать по инерции лишь огульно критиковать власть, обвиняя ее в антигосударственной, антироссийской, сугубо прозападной ориентации. Очевидно, что подобные обвинения в адрес руководства страны сегодня не совсем уместны. Явно прослеживается реверанс в сторону Кремля. Что же Кремль?

Кто придумал "Россию"?

День ото дня становится понятным то, что "мочить в сортире" будут не только чеченских террористов. В этой очереди уже стоят губернаторы и все, кто с ними завязан, олигархи, старая ельцинская гвардия. Одним словом, осуществляется неизбежная, при подобной смене политического курса ротация элит. Если вспомнить действия раннего Ельцина, можно понять, в чем собственно сегодня заключается преемственность курса. Уже очевидно, что при таком раскладе дойдет дело и до крупных политических партий ельцинской эпохи. Благо, таких осталось немного. При этом стоит обратить внимание на склонность президента брать под собственный контроль все важнейшие структуры и политическую ситуацию в стране в целом. Много партий сложно контролировать. Проще сузить внутрироссийский политический спектр до двух ипостасей умеренного центра. Правоцентристское движение "Единство" уже прошло становление, боевое крещение выборами и продолжает эффективно работать на благо народа, да на радость президенту. Следующая стадия приведения в порядок российской политической арены - создание баланса, левоцентристской партии, подконтрольной Кремлю. Умеренной, конструктивной левой оппозиции. Всем остальным придется, либо прийти на поклон к одному из двух политических фаворитов, либо раствориться в пространстве вслед за олигархами, губернаторами и чеченскими террористами. Принятие такой логической цепочки объясняет многие, не понятные на первый взгляд моменты. Почему, создавая "дочернюю" структуру, КПРФ активно противодействовала созданию движения на уровне обкомов и руками членов президиума ЦК? Секретарь ЦК КПРФ по идеологии Александр Кравец не уставал утверждать, что под знамена создаваемого движения "объединяются политические аутсайдеры, а зачастую мошенники, люди с завышенной самооценкой". КПРФ - неповоротливая и не гибкая, не поспевающая за ритмом перемен партия ельцинской эпохи. А по сему, неизбежно, как и все с этой эпохой связанное, будет подвержена демонтажу. Те, кто понял это сегодня и быстро сориентировался уже сделали свой выбор. Подмосковная организация Компартии, под предводительством ее секретаря Сергея Никгоева первой решилась на вхождение в "Россию", вопреки неодобрению верхушки. За ней последовала московская парторганизация, по численности и финансово-организационным возможностям опережающая все остальные. Одним из инициаторов создания движения "Россия" выступил Юрий Прокофьев - бывший первый секретарь МГК КПРФ, ныне сотрудник одной из влиятельных коммерческих структур Москвы. За ними последовала часть региональных организаций КПРФ. Верхушка ЦК КПРФ продолжает упираться, упрямо не желая понимать логику событий. Тем не менее, самой КПРФ, а шире НПСР все же предоставляется поле для маневра, возможность сохранить "хорошую мину". Опытный политик Селезнев, используя гибкие формулировки, дабы преждевременно не накалять обстановку, обозначил эту возможность так: "Осенью, когда будет рассмотрена новая концепция НПСР, движение ("Россия") должно будет рассмотреть возможность не только союзнического отношения, но возможно и вхождение в НПСР, для того, чтобы левый центр был действительно полнокровно представлен всеми нами. Мы не должны допускать вражды". Подобное заявление можно рассматривать и как приглашение и как последнее предупреждение. Подразумевается, что к осени само движение "Россия" приобретет более полновесную форму, и что куда войдет будет очевидно. Самому НПСР Селезнев заботливо и недвусмысленно предлагает к тому времени основательно подготовиться и "рассмотреть новую концепцию". "Осенью будет создаваться новая концепция НПСР и мы предлагаем свои программные разработки, для того, чтобы НПСР могла их использовать, составляя и корректируя свою программу". Так кто же на самом деле создает "Россию"?

Еще партия власти

"Политическая задача левых сил - сформировать партию власти, способную предложить программу мобилизации творческих сил Российского Народа, приемлемую для большинства ее граждан" (из материалов учредительной конференции движения "Россия"). Поддержка Кремля, молчаливое согласие президента пока, в интересах дела, не акцентируется, но выявить по косвенным признакам ее все таки можно. Название движения, использование которого всегда требовало особого "благословления", Октябрьский зал Дома союзов, размещение делегатов из 77-ми регионов России в гостинице с одноименным движению названием. Возможность декларировать о создании "партии власти, способной предложить народу..." маловероятна без специальной санкции и подразумевает выигрыш некого тэндора. Сегодня судьбу народа кому попало уже не доверяют. Разработка программных документов производилась на соответствующем уровне, с привлечением таких специалистов как Рамазан Абдулатипов, С.Калашников, С. Кара-Мурза, Института Специальных Метастратегических Исследований А.Дугина, Центра Евразийских Геополитических Инициатив, с учетом разработок аналитических групп Администрации Президента РФ, Совета Федерации РФ, Главной Академии Генерального Штаба РФ и т.д. Кстати, "Россия" - первое политическое объединение такого уровня, которое открыто провозглашает одной из своих приоритетных задач, то что еще не так давно вслух на таком уровне не произносилось, а именно, принятие курса на создание "Евразийского государства", в противовес Западу. Впрочем, подобное решение вполне гармонично вписывается в новую Концепцию Национальной Безопасности Владимира Путина. По этому поводу лидер движения Геннадий Селезнев в частности заявил: "Одна из целей нашего федеративного и конфедеративного устройства - это построение Евразийского государства. Объединение в нем Белоруссии, Украины, Казахстана. Все идет к тому, чтобы после стольких лет разрухи и раздора все таки наши народы объединялись. Один миллион пятьсот тысяч подписей собрано в Армении для того, чтобы вступить в союз России и Беларуси. Жалко только, что руководство Украины пока сторонится от создания единой Евразийской конфедерации, государства без внутренних границ, с максимально льготными условиями для того, чтобы вести торгово-экономические операции в рамках союза". Степень оппозиционности к власти была обозначена Селезневым следующим образом: "Те программы, которые проводит сегодня президент, направленные на укрепление государства, на восстановление вертикали власти, на желание сделать центр эффективным и продуктивным, движение "Россия" поддерживает полностью. Но движение "Россия" вынуждено будет очень крепко оппонировать, если будет реализовываться либеральная программа Гайдара, который идет под псевдонимом Греф. Здесь, конечно, будут свои предложения, будет своя позиция. Любой откат к правому реваншу будет подвергаться резкой критике. Президент, как мне кажется, тоже не желает правого реванша, он ищет золотую середину. На балансе этих сил мы будем стараться не дать президенту уйти в сторону правого реванша". Таким образом, Кремль получает еще одну возможность при продвижении нужных ему законов и решений, использовать тактику сдержек и противовесов, балансировать между "системным" правым центром и "системным" левым центром, переводя все возможные противоречия с уровня "Кремль - Оппозиция" на уровень "Правая оппозиция - Левая оппозиция". "Наряду с последовательным проведением государственной линии, которую мы всецело разделяем, проявляется категорически неприемлемая нами, опасная, тупиковая тенденция в выстраивании экономической и социальной программы нынешнего правительства по шаблонам уже отвергнутого народом экстремистского радикального либерализма" (манифест движения "Россия"). В случае, если западное сообщество не захочет давать деньги под "муляж" либеральной экономической программы Грефа, можно будет пригрозить угрожающей снаружи, но "плюшевой" внутри "категорической неприемлемостью радикального либерализма" движения "Россия". А с последним всегда можно договорится. Это еще одна, а может быть основная причина, по которой смурного и "непримиримого" политика ельцинской эпохи Зюганова было решено сменить на взвешенного и прагматичного, готового идти на разумный компромисс Селезнева.

Есть все основания полагать, что движение "Россия" создается всерьез и надолго, хотя мы уже могли созерцать создание левоцентристской партии Ивана Рыбкина, со всеми последствиями. И все же, сегодня не безосновательно говорить именно о смене эпох, и как следствии - некоторой смене политического курса, ротации элит, переделе собственности, пересмотре внешней и внутренней политики России. Одной из особенностей этих перемен стало то, что почти ничего не делается просто так и не происходит бесконтрольно. Увы, скромное обаяние спецслужб. И зачастую именно тот остается на плаву, кто правильно и вовремя определяет грядущие перемены в череде будничных событий и явлений.

Валерий Строев
21.07.2000