Товарищ Родина

[Блок Глазьева - Блок Рогозина]

Опубликовано в газете "Ведомости", №230 (1030), 16.12.2003

Как и предполагалось, блок Сергея Глазьева, получивший в итоге название НПС "Родина", всё таки стал интригой парламентских выборов 2003 года. Некоторые эксперты и аналитики, ссылаясь на "надёжные источники", ещё до выборов предсказывали "Родине" уверенное преодоление пятипроцентного барьера. Кое кто, ссылаясь на то же самое, утверждал, что они наберут едва больше пяти процентов. Были и те, кто с уверенностью пророчил им непрохождение заветной пятипроцентной отметки, и, опять таки, "по информации из Администрации Президента". Как ни странно, но и те, и другие и третьи были совершенно правы в своих предположениях.

Искусственный проект по развалу КПРФ задумывался ещё задолго до выборов. Все понимали, что такой проект неизбежен, т.к. ситуация неуверенного соперничества партии власти с КПРФ за первое место явно не устраивала ни заместителя главы президентской администрации по внутренней политике Владислава Суркова, ни сам Кремль. КПРФ необходимо было ослабить, создав конкурента, который смог бы отнять часть традиционного коммунистического электората. За реализацию этой важной задачи, как часто бывает, в итоге взялись сразу три группы от власти, разработав, соответственно, три сценария.

Непосредственные создатели - Сурков и Волошин - чьей прямой обязанностью на тот момент являлась генерация новых политических проектов считали, что новое политическое образование надо провести с 5,1%, не больше, дабы чуть потрепать КПРФ, взять у них "лишние" 5%, но, при этом, и не особо укрепляя новую структуру, ведь с КПРФ отношения уже были налажены и проверены годам, нужно лишь было сделать их боле сговорчивыми, а новая фракция может повести себя непредсказуемо.

Чуть позже, когда кампания по созданию нового левого проекта уже закрутилась, к ней подключилась вторая группа, условно обозначаемая в российской прессе как "православные чекисты". Однако задачи, а соответственно, представления о том, каким должен быть новый проект, у них оказались несколько другими. Резонно заметив, что электорат КПРФ даже не столько левый, сколько правый, патриотический, альтернативная кремлёвская группа решила укрепить новую структуру по полной программе. Сценарий следующий: коммунистов ослабить по максимуму, взяв как можно больше за счёт правого электората КПРФ, а заодно и национальную карту разыграть, пугнуть всякого рода "инородцев". К тому же, кто-то должен был завершить кампанию против олигархов, активно наращивающих своё парламентское представительство, и в новой Думе. Итого: 8-9%. Таким должен был стать "альтернативный результат прохождения нового блока. Народно-патриотический блок вместо Лево-патриотического.

Существовала и третья группа, менее активная, но так же принявшая участие в формировании антикоммунистической коалиции. Это наиболее либеральная часть в администрации президента, сценарий которых должен был быть таким - 4,9% - дабы расколоть КПРФ, вывести оттуда сильную фигуру, а потом утопить новое образование, отобрав, к тому же, какое-то количество коммунистических голосов. При реализации этого сценария думским либералам - СПС и "Яблоку" - нечего было опасаться за своё прохождение. Сценарий Суркова-Волошина так же давал, по крайней мере, одной из думских либеральных партий такую возможность. Теми же, кому никакие либералы в Думе были совершенно не нужны, оказались как раз "православные чекисты".

Начав реализацию антикоммунистического проекта, его непосредственный автор и исполнитель Владислав Сурков остановил свой выбор на двух ключевых элементах: яркий молодой политик, член фракции КПРФ набравший политические очки на красноярских губернаторских выборах Сергей Глазьев, и эффективный полит-технолог постмодернист Марат Гельман - эффективная политика + эффективная технология. Сюда же подключилась и группа кремлёвских либералов. Т.к. проект изначально замышлялся как лево-патриотический, то и название было выбрано соответствующее - лево-патриотический блок "Товарищ".

Политический замысел был прост: Молодой и очень перспективный политик Сергей Глазьев настаивает на своём вхождение в первую тройку КПРФ, чтобы таким образом увеличить присутствие КПРФ в Думе. Правда, на не очень выгодных для Зюганова условиях - создание собственной фракции и т.д. Зюганов, естественно, отказывает. Тогда Глазьев предлагает идти двумя колоннами - левой (Зюганов) и патриотической (Глазьев). Зюганов тем более против. Таким образом создаётся впечатление, что Глазьев всеми силами пытается усилить присутствие КПРФ в Думе, а Зюганов всё время отказывается от этой затеи.

Параллельно с политическим процессом готовится технологическя база. Создаётся Народное патриотическое агентство "Товарищ" с разветвлённой степенью корреспондентских пунктов, которые в дальнейшем должны превратится в избирательные штабы. Далее создаётся дискуссионный клуб "Товарищ", где эксперты и аналитики левой ориентации должны будут готовить идеологию будущего блока. И, наконец, кафе "Товарищ", где по идее создателей, должна была происходить переориентация обычной молодёжи на лево-патриотические позиции, посредством проведения концертов соответствующих групп и исполнителей. Таким образом, к моменту окончательного отказа Зюганова от сотрудничества с Глазьевым уже практически была создана креативная база нарождающегося лево-патриотического проекта… Как вдруг появился Рогозин.

Появление Рогозина, ассоциировавшегося скорее с "Единой Россией", нежели с КПРФ, стало полной неожиданностью для всех, однако, усилием чьей-то политической воли именно Рогозин возглавил избирательный штаб, аннулировав как все предварительные обязательства, так и всё, что уже было сделано. Блок, при этом, также получил другое название - Народно патриотический союз "Родина" (НПСР). После появления Рогозина и полной смены направленности блока первоначальные авторы решили расформировать так и не родившееся образование, на этом особенно настаивала группа кремлёвских либералов (раскололи КПРФ, вывели Глазьева и достаточно), однако падающему Волошину было явно не до этого, поэтому в итоге всё оставили как есть. Резкий переход от одного формата блока к другому выдал совершенно инструментальный, марионеточный характер происходящего. Видимо, осознав ситуацию, от этого провокационного проекта, даже ценой своего не прохождения в Думу решили дистанцироваться такие респектабельные интеллектуальные организации, дорожащие идеологической независимостью, как "Евразия" Дугина и "СЛОН" Игрунова. Чуть позже "Родину" покинул и крупный банкир Лебедев.

Можно сколько угодно разоблачать "Родину" в том, что она целиком и полностью является проектом Администрации президента. Однако, прежде чем утверждать это, достаточно ещё раз взглянуть на состав получившейся Думы, чтобы понять - всё это и есть проект Администрации президента. КПРФ, прежде чем полностью лишиться реальной народной поддержки, уже заранее предвосхитила этот исход, став совершенно управляемой и предсказуемой для Кремля партией. Человек-партия Жириновский и чистый административный ресурс "Единая Россия" - вот и весь набор. Все мало-мальски реальные партии либо выведены из состава Думы, либо сведены к ничтожному представительству. Интрига выборов, как это уже не раз бывало, свелась к тому, какая из кремлёвских группировок одержит верх, одолев конкурентов.

Появление парламента на заре реформ стало следствием воли одного президента, нынешнее состояние парламента - следствие воли другого. Россия всегда была и остаётся авторитарным государством. А авторитарной власти не нужны партии. Лучший выбор для России - выбор из одного.

Валерий Строев
политолог, эксперт,
бывший член избирательного
штаба "Товарищ"
13 декабря 2003 г.
Rambler's Top100